Изображения: Выкл Вкл Шрифт: A A A Цвет: A A A A Обычная версия

расширенный поиск

В День Памяти без вины виноватых

30 октября уже в течение 10-ти лет, начиная с 1991г., отмечается День Памяти жертв политических репрессий. День Памяти тысяч и миллионов людей, замученных в сталинских тюрьмах, оклеветанных, изгнанных, тех, кого презрительно называли "врагами народа", "изменниками Родины", "шпионами", "вредителями" и "контрреволюционерами", - без вины виноватых. Будущие поколения должны знать и помнить о тех унижениях и страданиях, которые выпали на долю невинно осужденных соотечественников в эпоху сталинского террора. Знать и помнить о массовых репрессиях советского периода, как об одной из самых трагических и страшных страниц истории России и Удмуртии.

Минувший век стал для страны веком невиданных испытаний и потерь. Людские потери, понесенные в результате политических репрессий, велики. Только в нашей маленькой Удмуртии, как явствует из материалов, подготовленных Управлением ФСБ РФ по УР, Прокуратурой России, судами различных уровней, было репрессировано (а впоследствии реабилитировано) 8296 человек[1]. В их числе - 400 крестьян, 1740 рабочих, 245 служителей культа, 115 представителей интеллигенции; по национальному составу - 2523 удмурта, 4877 русских, 149 татар, 747 представителей других национальностей[2]. Был репрессирован цвет удмуртской и русской интеллигенции, духовенства, рабочие, военные. В числе репрессированных, обреченных на гибель или прозябание, искусственно вырванных из процесса научной, творческой, общественной деятельности, выдающиеся сыны удмуртского народа - писатели и ученые Кузебай Герд, Дмитрий Корепанов, Михаил Коновалов, Григорий Медведев, государственные и партийные деятели Трофим Борисов, Степан Барышников и многие, многие другие.

Своего пика репрессии достигли в 1930-е годы. Так, в 1933г. было несправедливо осуждено 529 человек, в 1934г. - 214, в 1936г. - 332, в 1937г. -1777, в 1938г. - 694, 1939г. - 333[3]. Только в 1937г. было расстреляно более 400 человек[4].

О духе того времени, когда процесс поиска врагов захватил многих людей, рассказывают архивные материалы Центра документации новейшей истории Удмуртской Республики. На многочисленных партийных собраниях коммунисты республики вскрывали факты "контрреволюционной работы классового врага", "притупления революционной бдительности" в своей среде. Как правило, это были не конкретные действия, а высказывания, содержавшие критику, малейшие отклонения от официально выраженной точки зрения на процессы переустройства, происходившие в городе и деревне. Инакомыслие в любой форме становилось абсолютно нетерпимым. Так, например, в Можгинской районной партийной организации в 1936г. была "разоблачена" "контрреволюционная деятельность" директора МТС Алексея Алюкова, заключавшаяся в критике практики проведения хлебозаготовок и других хозяйственных мероприятий в деревне. А.В. Алюков впоследствии был репрессирован[5]. В Кезском районе был исключен из комсомола и снят с работы учитель средней школы Русских, заявивший в своем учительском коллективе, что "Сталин не является гением" и что "о вождях у каждого могут быть свои мысли"[6].

Республиканская газета "Удмуртская правда" публиковала в 1937 г. статьи под такими заголовками: "Враг на кафедре пединститута", "Буржуазный националист во главе Союза писателей", "До конца разгромить буржуазных националистов", "Учиться распознавать врага", "Последыши врага" и т.п. Подобная обработка общественного сознания дала свои результаты. В архивных документах содержится немало свидетельств, с одной стороны, "беспредельной любви к Сталину"[7], а с другой - "глубокой ненависти" к "врагам" в обществе, немало примеров гневных выступлений коммунистов, требовавших физической расправы над "врагами". Так, например, на собрании актива Ижевской заводской и городской организации ВКП(б) в августе 1936 г. сообщение о вынесении в г. Москве смертного приговора Г.Е.Зиновьеву, Л.Б.Каменеву, Г.Е.Евдокимову и другим и о приведении его в исполнение было встречено "громом долго несмолкаемых аплодисментов, переходящих в овацию"[8]. На собрании Глазовской районной парторганизации заявление 2-го секретаря райкома ВКП(б) Д.А.Булдакова о том, что "требование физического уничтожения врагов - метод фашистский", было встречено смехом, впоследствии подверглось осуждению[9].

Официально поощрялось доносительство. Так, в одном архивном документе в качестве примера, достойного подражанию, приводится следующий факт. Двое рабочих фабрики охотничьих ружей г. Ижевска, находясь в пивной, встретили человека, выражавшего недовольство вынесенным над маршалом М.Н. Тухачевским и остальными "шпионами" приговором. После неудачной попытки его переубедить рабочие обратились к милиционеру, и недовольный был препровожден в следственные органы. Таким образом искусственно насаждалась обстановка подозрительности, страха, всеобщего психоза.

Одним из мифов сталинской идеологии был миф о действиях "вредителей". Все недостатки, просчеты в хозяйственном и культурном строительстве связывали с "последствиями вредительства". За каждой поломкой станка, каждой аварией "виделась рука классового врага"[10]. Под "вредительство" подводили также гибель животных, порчу, утрату материальных ценностей, хищения, другой принесенный государству ущерб. Так, например, действиями врагов объясняли несчастные случаи, потери от брака, имевшие место в 1936-1937гг. на Ижевском сталеделательном заводе[11]. Другой пример. На заседании бюро Удмуртского обкома партии 27 апреля 1938г. обмечались факты "вредительства" в системе Удмуртского "Заготзерно" - подмешивание в зерно гвоздей и стекла, порча тары и машин, подмочка зерна и т.д.[12]

Против жителей Удмуртии в 1930-е годы было возбуждено немало уголовно-следственных дел. "Повстанческо - террористическая" организация "Союз освобождения финских народностей" якобы преследовала цель отторжения Удмуртской автономной области от СССР. Именно по этому делу в 1933г. был осужден Кузебай Герд и еще 27 человек[13]. "Троцкистско-националистическая группа Данилова" (в которую, кроме директора Ижевского планово-экономического техникума Д.М. Данилова, входили бывший второй секретарь обкома ВКП(б) С.К.Ельцов, директор Удмуртского научно-исследовательского института Ф.П.Макаров и др.) "стремились" организовать восстание крестьянства против советской власти[14]. "Контрреволюционная группа", возглавляемая удмуртским писателем М.А.Коноваловым, будто бы "боролась" с советской властью под лозунгом "Финляндия до Уральских гор"[15]. Сегодня не вызывает сомнения, что все эти обвинения были сфабрикованы и сфальсифицированы...

Ежегодно 30 октября у памятника жертвам репрессий на Северном кладбище и у памятного знака на стене бывшего порохового склада в столице Удмуртии собираются те, кто выжил после лагерей и ссылок, чтобы вспомнить погибших. Их имена внесены в изданную в нынешнем году Книгу Памяти жертв политических репрессий. Давайте вспомним их и мы. Потому что подобное не должно повториться.

Е.М.Ушакова,
зам. директора ЦДНИ УР Опубликовано в газете "Удмурт дунне" 30 октября 2001 г. Примечания:
1. Книга памяти жертв политических репрессий. - Ижевск: Удмуртия, 2001, С. 6.
2. Там же.
3. Там же.
4. Подшивалов А. А. Меч без щита. - Ижевск, 1991, С. 18, 22.
5. ЦДНИ УР, Ф.16, Оп. 1, Д.2435, Л.26, 27.
6. Там же, Л. 33.
7. Там же, Д.2206, Л.11.
8. ЦДНИ УР. Ижевская правда. - 1936. - 26 августа.
9. ЦДНИ УР, Ф.16, Оп. 1, д.2206, Л.16.
10. Там же, Д.2340, Л. 164.
11. Там же, Д.2315,Л.24.
12. Там же, Д.2580, Л.З.
13. Кузнецов Н.С. Из мрака... - Ижевск, 1994, С.453.
14. Там же, С.460, 461.
15. Там же, С.462.