Изображения: Выкл Вкл Шрифт: A A A Цвет: A A A A Обычная версия

расширенный поиск

Трофим Борисов: ...за полное возрождение трудящихся - вотяков

Накануне 80-летия государственности Удмуртии нелишним будет вспомнить имена людей, внесших неоценимый вклад в дело национально-государственного строительства в республике. Одним из основателей Удмуртской автономии по праву считается Трофим Кузьмич Борисов (1891-1943), врач по профессии, ученый-филолог, этнограф, публицист. Биография Борисова-современника революций и потрясений начала века, поражает яркими начинаниями и событиями, взлетами и падениями.

"Интеллигент из крестьян"[2], уроженец д.Кизеково Алнашской волости Елабужского уезда Вятской губернии (ныне -это Алнашский район Удмуртии), по собственному свидетельству проучившийся в общей сложности 17 лет. Выпускник медицинского факультета Казанского государственного университета, в начале 1930-х гг. - врач-аспирант Московского кожно-венерологического института им.Броннера. В студенческую пору - собиратель этнографического материала в удмуртских деревнях. Знаток, помимо родного удмуртского, французского, татарского, марийского, калмыцкого и коми языков. Он же - составитель первого сборника стихов удмуртских поэтов (1919 г.), автор книг на удмуртском языке "Удмурт ваньбур" ("Богатство удмуртского края", 1920г.), "Электричество кужым - гурт калыклы кузьым" ("Электросила -подарок деревне", 1920 г.), "Песни южных вотяков" (1929 г.), Удмуртско - русского толкового словаря ("Удмурт кыллюкам", 1932 г.), впоследствии ставшего библиографической редкостью.

Вернувшись на родину в 1918 г., после участия в войнах (империалистической и гражданской), убежденным большевиком, Трофим Борисов стал председателем Елабужского уездного исполкома Совета, председателем ревкома и создателем первой большевистской газеты на удмуртском языке "Гудыри" ("Гром"). Вместе с представителями передовой удмуртской интеллигенции он включился в работу по подготовке провозглашения Удмуртской автономии - принятия постановления ВЦИК и СНК РСФСР об образовании Вотской автономной области. В сентябре 1919 г. Борисов организует III Всероссийский съезд вотяков (удмуртов), где его избирают Комиссаром по делам вотяков при Наркомате национальностей РСФСР.

Представляя в Москве в Наркомнаце решения съезда удмуртов, Борисов знакомится с Иосифом Наговицыным, профессиональным революционером, работавшим в то время в Центральной школе советской и партийной работы. Узнав, что Наговицын - удмурт и давно хочет вернуться на родину, Борисов предлагает ему свой пост, а сам становится его заместителем. В тяжелых условиях гражданской войны, нищеты и разрухи Вотский Комиссариат развернул культурно-просветительную деятельность в среде удмуртского населения.

В июне 1920 г. по инициативе Комиссариата и Трофима Борисова состоялась I Всероссийская конференция коммунистов-вотяков. Выступая на конференции, Борисов отмечал, что "культурный уровень вотяков представляет самую неотрадную картину", и в то же время выражал уверенность, что "мы скоро поднимемся на ноги и примемся за строительство новой жизни" [3].

На конференции обсуждался вопрос и об организации Удмуртской автономии. По этому вопросу возник спор. "Принципиально из участников конференции, - писал впоследствии Трофим Борисов, - никто не возражал против образования административной вотской единицы. Споры касались формы: республика, область или трудовая коммуна?"[4]

Через несколько дней, выступая на I Всероссийском съезде удмуртских работников просвещения и социалистической культуры, Борисов призывал делегатов: "Все - за работу, за полное возрождение трудящихся - вотяков через централизацию всей политической, культурной и экономической жизни к полному объединению с трудящимися всех национальностей!"[5] Вера в будущность удмуртского народа, желание работать "по поднятию политического и культурного уровня вотского населения", развивать его национальное самосознание руководили помыслами Трофима Борисова в течение всей жизни.

В 20-е годы он занимает ответственные должности в автономной области:

  • январь-июль 1921 г. - член Вотского областного ревкома,
  • 1921 г. - июнь 1922 г. - заведующий областным земельным управлением,
  • 1925 г. - председатель областной плановой комиссии,
  • август 1925 г. - январь 1927 г. - председатель Вотского облисполкома.

(В 1923-1925 гг. Борисов руководил Калмыцким обкомом РКП(б))[6].

Несмотря на вроде бы складывающуюся карьеру государственного и партийного деятеля, убеждения Борисова во многом шли вразрез с укоренившимся среди партийных идеологов классовым подходом к национальному вопросу. В то время каждый гражданин области рассматривался "с точки зрения преданности Советской власти и приносимой им пользы для революции, а не с точки зрения наций"[7]. И Трофим Борисов нередко становился объектом для обвинений в национализме, других смертных грехах, объектом для преследований и склок.

22 ноября 1921 г. Борисов обратился в Вотский обком ВКП(б) с заявлением, в котором утверждал: "Несмотря на то, что Вотская автономная область существует уже почти целый год, основные задачи ее не только не выполнены, но даже не преступлено к разрешению... тех или иных... вопросов... Интересы вотского населения совершенно игнорируются... Большинство членов обкома не понимают задачи, связанные с образованием ВАО..."[8] Вслед за этим он разработал тезисы "О привлечении вотяков к партийному и советскому строительству", где выступал против позиции ряда советских и партийных работников, считавших, что "вотяки быстро ассимилируются с русскими, а поэтому не нужно развивать ни вотского языка, не нужно вотской школы и вообще культурного развития на основах самобытности народа"[9]. В тезисах предлагалось проведение конкретных мероприятий. Но на III областной партийной конференции 6 декабря 1921 г. их оценили как "выражающие мелкобуржуазные националистические стремления" и представляющие "политическую опасность для советской власти в области"[10].

Трофим Борисов ратовал за "введение" в области удмуртского языка, о выделении мест удмуртам при направлении на учебу в высшие учебные заведения, за изучение языка, быта удмуртов, издание литературы на родном языке, "выработку" единого литературного удмуртского языка, за борьбу с кумышковарением, трахомой [11].

На посту председателя Вотского облисполкома в середине 20-х годов Борисову удалось "значительно развернуть, углубить и систематизировать" работу, усилить связь с нижестоящими организациями, проявить "серьезное, вдумчивое отношение к делу, личную инициативу и энергию", "умение и способность ориентироваться во всех условиях работы". (Такая характеристика была дана ему на бюро обкома ВКП(б) 6 января 1927 г.) [12].

Судьба, время, люди оказались немилосердно жестоки к Трофиму Борисову. Он, член партии с 1917 г., член обкома партии, дважды - в 1923 и 1927 гг. - исключался из ее рядов. Не минула его и участь репрессированного. В 1933 г. Борисов, наряду с Кузебаем Гердом и другими представителями удмуртской интеллигенции, был арестован, вновь исключен из партии и осужден по печально знаменитому делу "Союза освобождения финских народностей" ("СОФИН"). Бывшего председателя Вотского облисполкома обвиняли в том, что он якобы возглавлял эту "национал-демократическую группировку" и рассматривал пребывание в партии "в качестве способа зашифровки своих действительных национал - шовинистических планов" [13].

В 1935 г. Борисова сослали в Казахстан. Здесь он вновь подвергся репрессиям - в 1940, 1942 гг. И умер 4 июня 1943 г. в Актюбинском лагере НКВД СССР от упадка сердечной деятельности. Реабилитация по 3-м сфабрикованным делам последовала лишь в 1956, 1988, 1989 годах. Посмертно.

Е.М. Ушакова,
начальник отдела информации и публикации документов ЦДНИ УР Примечания
1. ЦДНИ УР, ф.16,оп.1,д.3,л.4
2. ЦДНИ УР, ф.350, оп.3, д.128, л.21
3. ЦДНИ УР, ф.16, оп.1, д.1, л.4об., 11,11об.
4. Н.П. Павлов. Иосиф Наговицын - Ижевск, 1988, с.85
5. ЦДНИ УР, ф.16, оп.1,д.3,л.4
6. ЦДНИ УР, ф.350, оп.3,д.128,л.34
7. ЦДНИ УР, ф.16,оп.1,д.18,л.27
8. ЦДНИ УР, ф.16, оп.1,д.42,л.1-1об.
9. Там же, д.126, л.28,28об.
10. Там же, д.12, л.30,30об.
11. Там же, д.121, л.1-2об.
12. Там же, оп.10,д.98, л.4об.
13. Удмуртия: Массовые репрессии 1930-1950 -х годов. -М, 1993, с.32