Изображения: Выкл Вкл Шрифт: A A A Цвет: A A A A Обычная версия

расширенный поиск

Размышления над рождественской открыткой 1916 года или о завещании Ивана Пастухова

Как-то, просматривая архивное дело с материалами о первом председателе Ижевского горсовета И.Д.Пастухове, хранящееся в Центре документации новейшей истории Удмуртской Республики, я натолкнулся на весьма любопытный документ - рождественскую открытку, отправленную Пастуховым своим родным 21 декабря 1916 г. В ней он желал им дожить до тех дней, когда "заветы Христа не будут попираться" [1]. Дай Бог нам всем дожить когда-нибудь до этих дней. Руководитель ижевских большевиков, как известно, не дожил - во время Ижевско-Воткинского мятежа в августе 1918 г. полуживым он был закопан на пустыре у Троицкого кладбища Ижевска [2].

Так случилось, что процесс обретения и становления удмуртской государственности долгое время шел параллельно с яростными и разрушительными атаками на православие, предпринятыми согласно строгим канонам марксистской науки, пришедшими к власти удачливыми узурпаторами, оседлавшими волну народного недовольства. С Лениным "в башке" и с наганом в руке. Взамен "духовной сивухи" населению была предложена гремучая смесь "единственно верного учения".

Освобождение от самодержавного, национального, религиозного и любых иных форм гнета было понято почти по Ф.М. Достоевскому: " если Бога нет, значит все позволено".

А.В. Луначарский, известный деятель большевистской партии (тот самый Луначарский, схлопотавший в свое время от Ильича за идею "богостроительства", но, однако, быстро и своевременно перестроившийся) как-то очень тонко заметил: "религия - как гвоздь, если бить ее по шапке, то она входит все глубже... Тут нужны клещи... не бить, а устранять, выдергивать с корнем..." [3]

В 20-30-е годы XX вв. в Удмуртии, как и повсюду в России, в основном били "по шапке". Клещами получалось хуже. Как-то не шла "естественно-научная пропаганда, моральное и художественное воспитание масс". Созданные для этих целей в Удмуртии в 1926 г. структуры добровольной общественной организации "Союз воинствующих безбожников" справлялись с этой работенкой из рук вон плохо. "По шапке" получалось все же лучше.

Точкой отсчета в истории взаимоотношений Православной церкви и большевистского государства стало принятие 20 января (2 февраля) 1918г. Советом народных Комиссаров Декрета о свободе совести, церковных и религиозных обществах, осуществившего отделение церкви от государства и школы от церкви. Декрет, несмотря на всю свою, казалось бы, логичность и прогрессивность, имел долгосрочные иррациональные последствия, весь ужас которых мы осознаем в полной мере лишь теперь, обозревая последние восемь десятков лет нашей истории.

Несмотря на сопротивление православного духовенства Декрет на местах был встречен в целом благосклонно. Члены Ключевского волостного совета крестьянских депутатов Глазовского уезда, например, приняли на своем съезде 18 октября 1918 г. такую резолюцию: " Признавая преподавание Закона божия не более не менее заглушающим свежие умы молодого поколения нашего, ... единогласно постановили: изъять из преподавания во всех учебных заведениях..." [4]

Почти все лето 1921 г. в областях Поволжья и Юга держалась страшная засуха. Были на исходе все зерновые запасы. По весне земля осталась незасеянной. В изданном в 30-е годы сборнике антирелигиозных материалов "Религия -опиум народа" читаем: "Крестьяне Поволжья посылали к правительству ходоков с просьбой изъять ценности из церквей, синагог, костелов, мечетей и передать их на закупку хлеба. Крестьяне писали: " Нам не под силу больше держаться. Мрет народ. Войдите в наше предсмертное положение. Возьмите из церквей золото и спасите нас." [5]

Государство в положение вошло.

Созданную в Удмуртии в марте 1922 г. комиссию по изъятию церковных ценностей "в пользу голодающих" возглавил первый председатель Вотского облисполкома И.А. Наговицын. 15 марта 1922 г. на заседании президиума Вотского обкома РКП(б) членам комиссии было предложено произвести изъятие ценностей "как можно скорее, твердо и решительно, руководствуясь имеющимися на этот предмет всеми распоряжениями и инструкциями центра" [6]. Священники, укрывавшие церковные ценности, обвинялись в контрреволюционных действиях и предавались суду ревтрибуналов [7]. Верные ленинцы на местах действовали в полном соответствии с указаниями вождя, данными им в письме В.М. Молотову и другим членам Политбюро ЦК РКП(б) от 19 марта 1922 г.: "Надо именно теперь проучить эту публику так, чтобы на несколько десятков лет ни о каком сопротивлении они не смели и думать" [8].

В конце 20-х годов воинствующий атеизм, направляемый партией, окрепнув и заматерев, переходит к "решительному наступлению на религию", которое сопровождалось закрытием, разграблением и уничтожением храмов и молитвенных домов, массовыми репрессиями духовенства и верующих.

Особенно грязная возня шла вокруг Михайловского собора г.Ижевска. Из докладной записки Вотского областного отдела ОГПУ в обком ВКП(б) от 14 марта 1929г.: "В настоящее время собор является в полном смысле слова публичным домом, где ежедневно по ночам собираются шляющиеся по городу проститутки...... трубы парового отопления пришли в ветхость, ежедневно в соборе на полу десятки ведер [воды], здание портится, штукатурка отваливается. В левом алтаре через потолок крыши и колокольни вода течет на пол, ожидается крушение потолка..." [9] Через несколько дней, 19 марта бюро Вотского обкома ВКП(б) приняло решение о закрытии собора [10]. Дальнейшая его судьба известна. В Ижевске давно нет этого великолепного храма. Этим же решением были закрыты заречная Покровская церковь и Александро-Невский собор.

О масштабах потерь, понесенных Православной церковью в 20-30-е годы, свидетельствует следующая красноречивая статистика. Накануне Октябрьского переворота на территории Удмуртии насчитывалось 484 культовых здания, в 1929 г. их было 150, а к началу Великой Отечественной войны в республике действовало лишь 9 церквей [11]. Уничтожены, разграблены, поруганы не только прекрасной архитектуры здания, изумительные иконы и росписи, утварь, уничтожен складывающийся веками уклад жизни, освященный высокими принципами христианской морали. Подверглись гонениям люди, для которых служение этим принципам было смыслом жизни. Эти люди, зачастую кончавшие свои дни на пересылках и в лагерях, находились под неусыпным наблюдением компетентных органов, имевших на подхвате добровольных помощников из Союза воинствующих безбожников.

Из справки об антисоветской деятельности сектантов и церковников, 1937 год: " Монашки бывшего Шарканского женского монастыря... на территории Шаркана ведут систематическую разлагающую контрреволюционную работу (информация рабочего артели "Металлист"...)" [12].

Из докладной записки в Удмуртский обком ВКП(б) об участии Союза воинствующих безбожников в выборах в Верховный Совет СССР 12 декабря 1937 г.: "Малопургинский поп вел агитацию, что выборов не будет, за что посажен. Проповедник сектантского дома в Ижевске Черных перед голосованием... заявил, что выдвинутые кандидатуры в Верховный Совет будут такими же, каких поснимали... Черных посажен" [13]. До дней, когда "заветы Христа не будут попираться", было как никогда далеко.

Маятник истории качнулся в обратную сторону. Возрождаются церкви, открываются приходы. В Москве восстановлен и освящен Храм Христа Спасителя, в Ижевске власти обещают, что через десять лет будет восстановлен Михайловский собор. Очень хочется в это верить.

А.Б.Дерюшев,
зам. нач. отдела информации и
публикации документов ЦДНИ УР

Примечания:
1. ЦДНИ УР, ф.350, оп.3, д.44, л.85об.
2. Удмуртская Республика: Энциклопедия. - Ижевск, 2000.- С.543, Шумилов Е.Ф. Город на Иже. Ижевск, 1998. - С.206
3. Луначарский А.В. Почему нельзя верить в бога. - М.: Госполитиздат, 1965. - С.221
4. ЦДНИ УР, ф.2, оп.1, д.2, л.10
5. "Религия-опиум народа": Сб. антирелигиозных материалов. - Куйбышев, 1937. - С.47
6. ЦДНИ УР, ф.16, оп.1, д.151, л.28
7. Там же. - л.90
8. Известия ЦК КПСС. - 1990. - №4. - С.193
9. ЦДНИ УР, ф.16, оп.1, Д.1028, Л.1-1об.
10. ЦДНИ УР, ф.16, оп.1, д.945, л.72
11. Православные храмы Удмуртии. - Ижевск, 2000.- С.11; ЦДНИ УР, ф.16, оп.1, д.1098, л.38об.; ЦДНИ УР, ф.16, оп.1, д.5060, л.40
12. ЦДНИ УР, ф.16, оп.1, д.2381, л.64
13. ЦДНИ УР, ф.16, оп.1, д.2529, л.25,26