Изображения: Выкл Вкл Шрифт: A A A Цвет: A A A A Обычная версия

расширенный поиск

Документы Центрального государственного архива Удмуртской Республики о проведении в Глазовском уезде Вятской губернии мобилизации в армию накануне и в годы Первой мировой войны


Документы Центрального государственного архива Удмуртской Республики о проведении в Глазовском уезде Вятской губернии мобилизации в армию накануне и в годы Первой мировой войны

В августе 2014 г. исполнилось 100 лет со дня начала Первой мировой войны, унесшей жизни более десяти миллионов человек, почти три миллиона из которых граждане Российской империи. Первая мировая война по своему размаху, количеству жертв и разрушениям превзошла все предыдущие вооруженные конфликты. Она потребовала мобилизации всех людских и материальных ресурсов стран-участниц, в том числе и России.

Способность страны задействовать все материальные и людские ресурсы зависела не только от состояния экономики, развития инфраструктуры и эффективности государственного управления как в центре, так и на местах (по этим параметрам Российская империя уступала своим главным противникам, Германии и Австро-Венгрии)[1], но и людских ресурсов (здесь Российская империя имела преимущество: ее население – 170 млн человек – суммарно превышало население Германии, Австро-Венгрии почти в полтора раза)[2]. От мобилизации населения во многом зависел исход войны, поскольку людские ресурсы были необходимы не только для формирования и пополнения вооруженных сил, но и для работы на военных предприятиях, выполнения различных строительных работ. Иными словами от этого зависела боеспособность армии и работа экономики страны.

Закономерно, что история мобилизации в армию периода Первой мировой войны привлекает внимание исследователей[3]. В региональном аспекте тема Первой мировой войны исследована мало. Проблемы мобилизации в армию на территории Удмуртии кратко освещены в статье «Первая мировая война (1914-1918)» (авторы А.А.Александров, С.Л. Бехтерев) в фундаментальной Энциклопедии Удмуртской Республики (Ижевск, 2000), а также в коллективной монографии «История Удмуртии» (Ижевск, 2005). Тема Первой мировой войны отражена в сборниках документов и материалов, посвящённых истории городов Удмуртии (Ижевск, Камбарка, Воткинск), где в основном затрагивается мобилизация рабочих на заводы, положение населения в период войны[4]. Наиболее полно данная тема раскрыта в сборнике документов «Удмуртия в период Первой мировой войны. 1914-1918»[5]. В данные публикации вошла часть документов, относящихся к периоду Первой мировой войны, хранящихся в государственном казенном учреждении «Центральный государственный архив Удмуртской Республики» (далее- ГКУ «ЦГА УР»). Несмотря на это, источниковые возможности корпуса документов реализованы не в полной мере, поскольку имеющиеся в архиве документы позволяют проследить не только положение Удмуртии в период Первой мировой войны, но и принимавшиеся меры по повышению мобилизационной готовности накануне войны и сам ход мобилизации. Наиболее полно сохранились документы, относящиеся к территории Глазовского уезда Вятской губернии. В основном, эти документы сосредоточены в фондах государственных учреждений, таких как Глазовское уездное по воинской повинности присутствие (Ф. 119), Глазовская уездная земская управа (Ф. 5), земские начальники участков Глазовского уезда (Ф. 93, 94, 109, 110, 111). Документы по остальным уездам Вятской губернии хранятся в Казани (Елабужский уезд) и Кирове (Вятский, Котельничский, Малмыжский, Нолинский, Слободской, Яранский уезды). В настоящей статье покажем состав и источниковые возможности документов ЦГА УР.

В 1899 году император Николай II одобрил предложение военного министра генерал-лейтенанта Куропаткина о проведении весной в двух уездах Российской империи первой пробной мобилизации. Об этом говорится в циркуляре Министерства внутренних дел Российской империи земским начальникам и уездным по воинской повинности присутствиям за № 477 от 3 апреля 1899 года. Пробные мобилизации должны были проводиться один раз в год в двух уездах[6]. Всего до начала Первой мировой войны было проведено 13 пробных мобилизаций. Проведение учебных сборов и пробных мобилизаций возлагалось на уездные по воинской повинности присутствия.

20 июля 1914 годы выходит высочайший манифест Николая II об объявлении войны Австро-Венгрии, а 26 июля манифест об объявлении войны Германской империи. Объявлению войны предшествовала довольно длительная переписка между внешнеполитическими ведомствами России, Австро-Венгрии и Германии. Следует отметить, что уже 17 июля, в ответ на военные приготовления Австро-Венгрии и Германии начальник Генерального штаба Н.Н. Янушкевич телеграфировал в военные округа о начале мобилизации 17 июля (30 июля по новому стилю) 1914 года[7]. Всего с июля по август 1914 года было призвано из запаса 3 миллиона 115 тысяч нижних чинов, 400 тысяч ратников ополчения 1-го разряда. С августа по декабрь для пополнения армии было призвано 700 тысяч новобранцев, 900 тысяч ратников ополчения 1-го разряда, не проходивших службу в рядах войск, а также поставлено и реквизировано для армии 1 035 682 лошадей[8].

Характеризуемый корпус источников можно условно разделить по видовому составу на несколько групп: организационно-распорядительные документы (указы, циркуляры, журналы заседаний), плановые документы (мобилизационные планы, соображения, расчеты, планы по поставкам), переписка (письма, телеграммы), документы по личному составу (списки семейств ратников ополчения).

В циркулярах Министерства внутренних дел Российской империи губернскому по воинской повинности присутствию содержится информация о проведении учебных сборов и мобилизаций в довоенный период, ходе мобилизации на территории Удмуртии в период войны, мерах, принимаемых для помощи семьям ратников, ушедших на фронт, проведении призыва новобранцев, количестве мобилизованного конского и подвижного состава (подводы и пр.), имеются списки ратников, призванных в ополчение в 1914–1917 гг.

Циркуляр Министерства внутренних дел Вятскому губернатору, губернскому по воинской повинности присутствию, земским начальникам, уездным по воинской повинности присутствиям, земским и городским управам Вятской губернии № 122 от 23 января 1902 года свидетельствует о том, что в преддверии надвигающегося вооруженного конфликта военно-политическим руководством Российской империи принимались меры по повышению мобилизационной готовности. В частности, в Вятской губернии, согласно данному циркуляру, с 1902 года помимо обычных пробных мобилизаций проводились пробные призывы на службу нижних чинов запаса и поставки лошадей по военно-конской повинности, но без мобилизации войсковых частей. То есть, личный и конский состав были призваны на сборные пункты, сформированы воинские команды, произведен осмотр лошадей на сдаточных пунктах, после чего они были отпущены по домам[9].

Сведения о допущенных ошибках и недочетах содержатся в циркуляре Министерства внутренних дел Российской империи уездным по воинской повинности присутствиям, городскому и уездным полицейским управлениям земским начальникам Вятской губернии. Так, при проведении поставки в войска лошадей по пробной мобилизации 1904 года были допущены ошибки, в результате чего план по поставкам выполнен не был. Поэтому пришлось прибегнуть к дополнительному набору, в том числе из соседних уездов, а также принимать негодных лошадей[10].

В циркуляре Министерства внутренних дел Российской империи Вятскому губернскому по воинской повинности присутствию от 18 апреля 1913 года упоминается, что в ходе поверочных сборов запасных нижних чинов в Вятской губернии в 1912 года допущены следующие ошибки: в некоторых уездах зафиксировано большое количество военнообязанных, не явившихся без причины и неточное соблюдение учетными учреждениями правил Инструкций о производстве поверочных сборов, а также неосведомленность самих призываемых о грозящей им ответственности за уклонение от призыва[11].

По 5-му земскому участку Глазовского уезда Вятской губернии, в секретном циркуляре Министерства внутренних дел Глазовскому уездному по воинской повинности присутствию отмечалось, что документация, касающаяся призыва, находится в неупорядоченном состоянии. Не во всех волостях были вывешены плакаты, оповещающие о возможности пробных мобилизаций, неудовлетворительно была поставлена работа с населением по разъяснению[12]. В циркуляре № 330 Министерства внутренних дел земским начальникам Вятской губернии отмечалось, что заведующие военно-конскими участками и их помощники плохо знакомы со своими обязанностями при мобилизации[13].

В приложении к циркуляру Министерства внутренних дел земским начальникам и начальникам полиции Вятского, Глазовского, Елабужского и Нолинского уездов Вятской губернии подводились итоги проверки мобилизационной готовности учетных гражданских учреждений Глазовского уезда. По результатам проведения поверочного сбора запасных нижних чинов Глазовским уездным воинским начальником в апреле 1914 года выяснилось, что, например, в Ключевской волости мобилизационное дело не поддерживалось в должном порядке, поскольку в делах по руководству мобилизацией попадались дела, не имеющие к ней никакого отношения[14].

Следующий тип источников – это документы, отражающие процесс составления и реализации мобилизационных планов. Мобилизационные планы представляют значительный интерес для исследователей, так как содержат информацию о количестве и времени поступления на призывные участки призывников, конского и подвижного состава, планы перевозок по железной дороге мобилизованных.

В фонде Глазовской уездной земской управы содержатся документы отдела мобилизационной и квартирно-подводной повинности. Данный отдел составлял мобилизационные соображения, о мерах, которые необходимо предпринять в случае объявления мобилизации, такие как: расчет подвод для перевозки военнообязанных, размещение дополнительных медицинских пунктов и т.д. В частности, сохранились «Мобилизационные соображения» Глазовской уездной земской управы, материалы по призыву солдат запаса 1-го разряда, наряды подвод для перевозки нижних чинов запаса 1-го разряда Глазовского уезда со сборных пунктов подвод[15].

Мобилизационные расчеты также содержатся в документах Глазовского уездного по воинской повинности присутствия. В выписке из расчета времени, в которое действительно могут явиться запасные всех волостей Глазовского уезда, составленного Глазовским присутствием 2 августа 1902 года имеются сведения о количестве призывников и времени, к которому они должны были явиться на призывные пункты[16].

Помимо этого, составлялись расчеты на количество подвод, необходимых для перевозки призывников. Отдельно производились расчеты по мобилизации ратников государственного ополчения. Данные расчеты содержатся в «Расписаниях очередей» призыва ратников ополчения по призывным участкам Глазовского уезда, составленным Глазовским уездным по воинскому повинности присутствию[17].

Согласно плану Земского начальника 4-го участка Глазовского уезда на 1905 год о перевозке по железным дорогам, в г. Глазов из волостей уезда необходимо было перевезти 2389 человек в течение третьего и пятого дней мобилизации[18].

В 1904 году для формирования частей государственного ополчения 1-й очереди в Вятской губернии в Глазовском уезде выделялось 1476 человек для пеших дружин и 175 человек для формирования артиллерийских батарей. В случае формирования ополчения в губернии для покрытия потребности в ратниках призывались отставные нижние чины в количестве 2039 человек, а также ратники, не проходившие военную службу 1901, 1902 гг. призыва в количестве 1374 человека[19].

Ещё одним важным источником является переписка центральных и местных органов государственной власти по поводу подготовки и проведения мобилизации. Например, из письма Глазовского уездного по воинской повинности присутствия земскому начальнику 11-го участка Глазовского уезда узнаём о просьбе к начальнику участка как можно быстрее устранить все, выявившиеся в ходе проверки мобилизационной работы воинских присутствий в апреле 1914 года недостатки. Были выявлены ряд неточностей в мобилизационной работе волостных правлений, как при проведении мобилизации, так и в деле учета запасных нижних чинов[20].

Отдельно стоит упомянуть такой тип документов, как объявления о призыве ратников ополчения на учебные сборы. Обычно подобные объявления вывешивались около призывных пунктов. Они содержали информацию о сроке проведения сборов и возрасте призываемых ратников. В фонде земского начальника 4-го участка Глазовского уезда Вятской губернии сохранилось «Объявление об учебном сборе ратников ополчения первого разряда в 1913 году», проводившемся в г. Глазове. Сбор проводился в течение четырех недель, в две очереди. Первая, охватившая призывников 1912 г. призыва, а также призывников 1909, 1910 и 1911 гг., не принимавших еще участие в учебных сборах, проводилась с 5 мая. Вторая, для ратников 1910 г. призыва, которые участвовали в первом учебном сборе, – с 7 сентября. От явки на учебные сборы освобождались воспитанники высших учебных заведений, лица находящиеся в тюремном заключении и не имеющие возможности явиться на сборы по болезни. За неявку на учебные сборы ратники привлекались к уголовной ответственности[21].

Мобилизация вооруженных сил Российской империи в 1914 году имела свои особенности вследствие сложной и неопределенной внешнеполитической обстановки. Телеграмма о частной мобилизации во исполнение высочайшего указа от 16 июля была получена в г. Вятке 17 июля. В течение дня красные конверты с телеграммами о начале мобилизации были разосланы уездными полицейскими управлениями волостным правлениям и земским начальникам участков. Первым днем мобилизации считалось 17 июля[22]. На военную службу призывались офицеры и нижние чины запаса армии и флота, осуществлялась поставка в действующую армию лошадей, повозок и упряжи. Мобилизация согласно мобилизационному плану 1910 года проводилась в четырех уездах Вятской губернии: Вятском, Глазовском, Котельническом и Орловском. На следующий день был издан высочайший указ о проведении общей мобилизации всех вооруженных сил, считая первым днем мобилизации 18 июля. По Вятской губернии проводился призыв нижних чинов запаса, поставка для воинских частей лошадей, повозок и упряжи. Также осуществлялся призыв всех офицеров ополчения, всех врачей, ветеринаров и фармацевтов, числящихся в 1-м разряде ополчения. Всего по данным указам в Глазовском уезде Вятской губернии было призвано 10 627 человек, поставка лошадей, повозок и упряжи по уезду не производилась[23].

21 июля 1914 г. был издан высочайший указ о формировании частей ополчения, а также поставке в войска лошадей и упряжи согласно мобилизационному плану 1910 года. Первый день мобилизации назначался на 25 июля. Мобилизация по-прежнему затронула только пять уездов Вятской губернии. В Глазовском уезде в армию было призвано еще 5 940 человек, поставлено 348 лошадей, 96 повозок и 216 комплектов упряжи. Помимо этого, в сентябре, осуществлялась дополнительная поставка конского состава. По Глазовскому уезду для войсковых частей было принято 3 250 лошадей[24].

Мобилизации в армию продолжались до конца войны. Так, в 1915 году было проведено несколько мобилизаций в действующую армию ратников ополчения 1-го и 2-го разрядов, а также несколько мобилизаций конского состава, в ходе которых в Глазовском уезде было призвано на военную службу 11 100 человек, мобилизовано 598 лошадей[25]. В 1916 году осуществлялся призыв ратников ополчения 2-го разряда. Сведения о количестве призванных ратников, месте их жительства, а также составе их семей содержатся в списках семейств ратников ополчения 2-го разряда, призванных на службу и заслуживающих продовольственного от казны пособия[26].

Таким образом, фонды ГКУ «ЦГА УР» содержат достаточно полную информацию о проведении мобилизации накануне и в годы Первой мировой войны. Имеющиеся документы позволяют проследить процесс развития системы военной подготовки к мобилизации в Российской империи во второй половине XIX и начале XX веков. Они раскрывают основные направления деятельности государственных органов в данной области, методы реализации и возникающие в ходе данного процесса трудности.

Главный специалист
отдела использования документов ГКУ «ЦГА УР»
С.С. Ашихмин 



[1] Шацилло К.Ф. Россия перед первой мировой войной. – М., 1974.

[2] Сифман Р.И. Динамика численности населения России за 1897–1914 гг. Брачность, рождаемость, смертность в России и СССР. – М., 1977.

[3] Керсновский А.А. История русской армии, Т. I-IV. – М., 1992-1994.

[4] Воткинск. Документы и материалы. 1758–1998. – Ижевск, 1999; Ижевск: документы и материалы, 1760-2010. – Ижевск, 2010; Камбарка: Документы и материалы. 1741-2002.,
– Ижевск, 2004.

[5] Удмуртия в период Первой мировой войны. 1914–1918: Сб. док. – Ижевск, 2006.

[6] ЦГА УР. Ф. 109. Земский начальник четвертого участка Глазовского уезда Вятской губернии. Оп. 1. Д. 16. Л. 18-18 об.

[7] Шацилло В.К. Первая мировая война 1914–1918. Факты. Документы. – М., 2003. С.128.

[8] Россия в мировой войне 1914–1918 гг. в цифрах. – М., 1925. С. 22.

[9] ЦГА УР. Ф. 109. Земский начальник четвертого участка Глазовского уезда Вятской губернии. Оп. 1. Д.16. Л. 24.

[10] Там же. Д. 74. Л. 72.

[11] Там же. Д. 202. Л. 7–7 об.

[12] ЦГА УР. Ф. 110. Земский начальник пятого участка Глазовского уезда Вятской губернии. Оп. 1. Д. 139. Л. 5.

[13] Там же. Л. 8.

[14] ЦГА УР. Ф. 94. Земский начальник одиннадцатого участка Глазовского уезда Вятской губернии. Оп. 1. Д. 201. Л. 15.

[15] ЦГА УР. Ф. 5. Глазовская уездная земская управа. Оп. 1. Д. 1332. Л. 34, 36.

[16] ЦГА УР. Ф. 93. Земский начальник первого участка Глазовского уезда Вятской губернии. Оп. 1. Д. 134. Л. 17–18 об.

[17] ЦГА УР. Ф. 110. Земский начальник пятого участка Глазовского уезда Вятской губернии. Оп. 1. Д. 47. Л. 11.

[18] ЦГА УР. Ф. 109. Земский начальник четвертого участка Глазовского уезда Вятской губернии. Оп. 1. Д. 74. Л. 109.

[19] Там же. Л. 18 об. – 19 об.

[20] ЦГА УР. Ф. 94. Земский начальник одиннадцатого участка Глазовского уезда Вятской губернии. Оп. 1. Д. 201. Л. 16.

[21] ЦГА УР. Ф. 109. Земский начальник четвертого участка Глазовского уезда Вятской губернии. Оп. 1. Д. 202. Л. 4.

[22] ЦГА УР. Ф. 94. Земский начальник одиннадцатого участка Глазовского уезда Вятской губернии. Оп. 1. Д. 201. Л. 19.

[23] Удмуртия в период Первой мировой войны. 1914–1918: Сб. док. – Ижевск, 2006. С. 31.

[24] Там же. С. 33.

[25] Там же. С. 42, 44.

[26] ЦГА УР. Ф. 111. Земский начальник шестого участка Глазовского уезда Вятской губернии. Оп. 1. Д. 233. Л. 1–18.