Изображения: Выкл Вкл Шрифт: A A A Цвет: A A A A Обычная версия

расширенный поиск

Религиозные объединения Удмуртии в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.

Великая Отечественная война, как ни парадоксально, явилась благоприятным временем для религиозных объединений страны.

Первой ласточкой, давшей надежду на пересмотр государственной религиозной политики, стало обращение И.В. Сталина к народу 3 июля 1941 г. со словами: “Дорогие соотечественники! Братья и сестры!”, свидетельствовавшее об использовании типично религиозной терминологии. Этот шаг был продиктован необходимостью сплочения всех граждан страны - верующих и атеистов против общего врага СССР - фашизма.

К сожалению, точных сведений о количестве церквей, мечетей и молитвенных домов, действовавших в начале войны, в целом по стране нет. Выдвигаются мнения о действовавших к началу войны 4225 или 3732 православных приходов.

По имеющимся косвенным данным к началу войны на территории Удмуртской АССР действовало 14 религиозных организаций: 6 мусульманских - в деревнях Бектым и Падера Балезинского района, Тат-Парзи и М. Парзи Глазовского района, в гг. Ижевске и Воткинске; 8 православных - в селах Люк и Сов. Никольское Ижевского района, Русский Пычас Нылгинского района, Никольское Ярского района, по две в гг. Сарапуле и Воткинске.

С самого начала войны руководители практически всех религиозных центров и организаций осудили идеологию фашизма и призвали верующих к защите Отечества. Религия стала одним из факторов воодушевления населения на борьбу против захватчиков.

В военные годы религиозным организациям со стороны государства были сделаны значительные, по сравнению с предыдущим периодом, уступки. Из лагерей освобождались священнослужители, постепенно начинали возрождаться епископские кафедры, эпизодически открывались храмы. В феврале 1942 г. восстановлено право издательской деятельности Русской Православной церкви (РПЦ). В январе 1943 г. Патриархии было разрешено открыть банковский счет для внесения денег, пожертвованных в храмы на нужды войны.

Важной вехой в истории государственно-конфессиональных отношений военного и последующего периодов стало появление специальных органов, призванных осуществлять государственную религиозную политику. 14 сентября 1943 г. постановлением СНК СССР был образован Совет по делам Русской Православной церкви при СНК СССР во главе с полковником госбезопасности Г. Карповым. Положением о Совете по делам Русской Православной церкви при Совнаркомах союзных и автономных республик и обл(край)исполкомах, утвержденным 7 октября 1943 г., вводилась должность уполномоченных, в обязанность которых входило:

- наблюдение за правильным и своевременным проведением в жизнь на всей территории СССР законов и постановлений Правительства СССР, относящихся к Русской Православной церкви;

- представление Совету Народных Комиссаров СССР заключений по вопросам церкви;

- своевременное информирование Правительства СССР о состоянии Русской Православной церкви в СССР, ее положении и деятельности на местах;

- общий учет церквей, молитвенных зданий, составление статистических сводок по данным, представляемым Совету местными советскими органами.

Первым уполномоченным Совета по делам Русской Православной церкви по УАССР стал Родин Михаил Андреевич, приступивший к своим обязанностям в феврале 1944 г.

К концу 1943 г. в Удмуртии действовало 9 православный церквей, которые обслуживались 11 священниками, 1 диаконом и 1 псаломщиком.

К 1943 г. относится и восстановление нормальной деятельности Ижевской и Удмуртской епархии, когда был реабилитирован архиепископ Иоанн (Братолюбов), ставший сначала архиепископом Сарапульским, а с ноября 1943 г. по февраль 1945 г.- архиепископом Ижевским и Удмуртским.

Урегулирование отношений с РПЦ распространилось и на другие религиозные организации. Мусульманам стали возвращать святыни, выпускать из тюрем служителей ислама. Существенной уступкой было разрешение раздавать милостыню остро нуждающимся и совершать хадж. Были созданы Духовные управления мусульман Средней Азии и Казахстана (в Ташкенте в 1943 г.), Закавказья (в Баку в 1944 г.) и Северного Кавказа (в Буйнакске в 1944 г.).

По аналогии с Советом по делам Русской Православной церкви 19 мая 1944 г. был создан Совет по делам религиозных культов при СНК СССР, на который была возложена задача осуществления связи между правительством СССР и руководителями религиозных объединений, за исключением Русской Православной церкви. Права, обязанности, сфера компетенции и организационная структура вновь созданного Совета строилась по аналогии с Советом по делам РПЦ.

На запрос председателя Совета по делам религиозных культов при СНК СССР И.В. Полянского о целесообразности организации при СНК УАССР ап-парата уполномоченного в июле 1944 г. заместителем председателя СНК УАССР А.В. Соловьевым был дан положительный ответ. Первым уполномоченным Совета по делам религиозных культов по УАССР в феврале 1945 г. был назначен Васильев Иван Иванович.

Потепление в отношениях государства и церкви на первом этапе войны сопровождалось закрытием ряда храмов. Так, с июня по декабрь 1941 г. было закрыто 16 церквей, здания которых были переданы под школы и клубы. В последующие годы прослеживается обратная тенденция - открытие культовых зданий. В 1943 г., например, были открыты церкви в г. Воткинск и с.Перевозное Воткинского района. В 1944 г. открылись приходы в с. Можга, с.Каменное Заделье. В первой половине 1945 г. - в с.Удугучин Старо-Зятцинского района и в Кизнерском районе.

Наибольшая посещаемость церквей наблюдалась в Ижевске, с. Можга, с. Короленко Кизнерского района и с. Удугучин Старо-Зятцинского района. Так, в будни Успенскую церковь г.Ижевска посещали в среднем 400-500 человек, а в праздничные дни - до 700-1000 человек.

По сведениям уполномоченного Совета по делам Русской Православной церкви по УАССР в отдельных приходах среди удмуртов наблюдалось сохранение пережитков язычества.

Сведения о количестве совершенных религиозных обрядов в годы войны сохранились лишь за 1945 г. Так, по гг.Ижевску, Сарапулу, Воткинску, Можге и Можгинскому району были зарегистрированы 7141 факт рождения детей и 2154 - крещения (30%), 3472 - заключения брака и 212 - венчания (6%), 4495 -смертей и 1033 - похорон, проведенных по православному обряду (23%).

В условиях войны священнослужители Удмуртии проводили патриотическую работу среди своей паствы, которая заключалась в ознакомлении верующих с обращениями патриарха, статьями митрополитов, посланиями архиепископа Ижевского и Удмуртского, чтением проповедей на патриотические темы. Согласно государственной политике, основной функцией церкви на территории, где не велись военные действия, должны были быть сборы с верующих средств, вещей и продуктов питания. Имеются факты, когда отдельным священникам указывали на недостаточное участие в сборе средств на нужды войны. Так, например, в 1943г. священнику обновленческой церкви с. Люк Г.А. Остроумову уполномоченным было сделано замечание о недостатке сдачи в Фонд обороны 2 тыс. рублей. Недостаточным счел уполномоченный и взнос архиепископа Ижевского и Удмуртского Иоанна за январь-март 1944 г. в размере 25 тыс. рублей.

Уровень образования священников часто оставлял желать лучшего: большинство из них не имели законченного 7-летнего и духовного образования. По этой причине ряд священников вообще не читали проповедей, ссылаясь на свою неподготовленность и отсутствие специальной литературы. Несмотря на это, религиозные организации страны и Удмуртии, в частности, оправдали надежды государства, проводя патриотические мероприятия среди верующих, внеся, тем самым, существенный вклад в достижение Победы. Всего за годы войны верующие, священно- и церковнослужители православной церкви внесли в Фонд обороны 4 млн. 100 тыс. рублей наличными и 825 тыс. рублей облигациями государственного займа, не считая количества собранной одежды и продуктов.

Нередко священниками в Фонд обороны жертвовались средства из личных сбережений. Особо отличившиеся из них были награждены медалями. Среди награжденных можно назвать настоятеля Троицкого собора г. Ижевска протоиерея Грачева Григория Трофимовича, протоиерея того же собора Стефанова Владимира Александровича, настоятеля Георгиевского храма г.Сарапула протоиерея Шамшурина Василия Андреевича, настоятеля Воскресенской церкви г.Сарапула протоиерея Кушкова Дмитрия Захаровича, настоятеля Успенской церкви г.Ижевска протоиерея Казакова Дмитрия Михайловича и других.

Были среди священников Удмуртии и те, кто сражались на фронтах войны. Среди них: И.И. Баландин, удостоенный ордена Красного Знамени, Ф.Е. Красильников из Воткинска, П.М. Коновалов из Можги.

К концу войны в Удмуртии действовали 23 религиозных объединения, из них 15 православных - в Воткинском, Кизнерском, Можгинском, Старо-Зятцинском районах, в г.Ижевске, по два в Ижевском районе, гг.Воткинске и Сарапуле, которые обслуживались 17 священниками, 1 диаконом и 9 псаломщиками, и четыре старообрядческих общины (одна - беглопоповского толка в Камбарском районе и три - беспоповского поморского толка); 7 мусульманских (по одному - в Ижевске и Воткинском районе, два – в Балезинском и три - в Глазовском районах). При этом, недействующих церквей, мечетей и молитвенных домов числилось 193 (166 православных, 15 мусульманских, 2 - евангельских христиан, 1 - иудеев, 9 - старообрядческих белокриницкого согласия). В 29 районах и 2 городах республики не было действующих церквей вообще.

Результатом уступок религиозным организациям со стороны государства в годы войны стало увеличение количества действующих культовых зданий (с 14 до 23) и верующих, открыто посещающих храмы. Введение должности уполномоченных способствовало более эффективному сбору сведений о деятельности религиозных объединений и проведению целенаправленной государственной религиозной политики в регионах страны.

М.А.Микрюкова,
зам. начальника отдела информации и публикации документов ЦГА УР
Успенская церковь. 
г.Ижевск. 1938г.
ЦГА УР, фотофонд, д.07564.
Вознесенская церковь. 
с.Советское Никольское Ижевского
(ныне – Завьяловского) района. 1941г. 
ЦГА УР, фотофонд, д.07597.
Вознесенская церковь. 
с.Перевозное Воткинского района. 1941г. 
ЦГА УР, фотофонд, д.05925.