Изображения: Выкл Вкл Шрифт: A A A Цвет: A A A A Обычная версия

расширенный поиск

И жизнь, и слезы, и любовь…

Имя Веры Евстафьевны Богдановской известно сейчас не многим. Слишком уж коротка людская память. Между тем в конце 19 в., в годы больших научных свершений, открытий и прогресса, об этой женщине, посвятившей свою жизнь самой непредсказуемой из наук – химии, люди отзывались с уважением, и даже благоговением. Дело в том, что её жизнь, трагически оборвавшаяся в самом расцвете, стала для многих девушек и женщин примером для подражания, а судьба В.Е.Богдановской могла бы послужить основой для настоящего романа о любви, женском уме, доброте, настойчивости и веры в собственные силы. Жизнь Веры Богдановской протяженностью в 29 лет была самоутверждением. Самоутверждением женщины.

Родилась Вера Евстафьевна 17 сентября 1867 г. в Петербурге в семье известного русского хирурга – профессора медико-хирургической академии Ефстафия Ивановича Богдановского.

В 11 лет родители определили дочь в 5 класс Петербургского воспитательного общества. Здесь девочка овладела немецким, французским языками, что впоследствии стало отличным подспорьем в научной деятельности.

В августе 1883 г. девушку как многообещающую слушательницу зачисляют на недавно открытые в Петербурге высшие женские курсы. Появление подобных курсов явилось тогда величайшей победой демократических сил. К зарождающемуся в России женскому образованию приложили руку и сердце лучшие представители науки и передовой общественной мысли. Назовем лишь некоторые имена: А.Н.Бекетов, Д.И.Менделеев, Ф.Ф.Петрушевский, И.М.Сеченов. Лекции А.М.Бутлерова, ученого с мировым именем, особенно заинтересовали В.Е.Богдановскую. Вскоре А.М.Бутлеров увидел в своей ученице способного человека, страстно преданного науке. Исследования в области стереохимии стали предметом их общего интереса.

Весной 1887 г. Вера Богдановская с успехом закончила курсы. Полученные знания ждали своего применения в большой науке. Интерес к химии, привитый известными учеными, вырывался наружу, и Вере Евстафьевне хотелось поделиться им с другими. Однако претворить в жизнь эти мечты оказалось не просто. Министр просвещения И.Д.Демьянов, узнав о намерении В.Е.Богдановской стать ассистентом, а затем, возможно, и преподавателем на курсах, назвал её «нигилистской» и порекомендовал искать практическую работу при каком-нибудь другом учреждении. Преодолеть старое предубеждение о том, что женщина и наука – две вещи несовместимые было трудно. Трудно, но… возможно.

В 22 года молодая женщина уезжает из России и поступает в Женевский университет. Химия кетонных соединений занимала многих ученых второй половины XIX века. Вера Богдановская так же вела исследования в этом направлении. Её работы были опубликованы в Европе и, к сожалению, не переведены на русский язык. Там же за границей она получила степень доктора химии.

Спустя три года Богдановская возвращается в Петербург, имея репутацию перспективного исследователя и ученого. По настоянию профессуры Высших женских курсов И.Д.Демьянов дает разрешение работать ассистенткой, из которой она негласно превращается в преподавателя. Молодая, жизнерадостная, она умела просто говорить о сложном – такой Вера Евстафьевна запомнилась своим слушательницам, которые всегда тянулись к ней, удивлялись её энергии и трудолюбию.

Осенью 1895 г. В.Богдановская выходит замуж. Достаточно времени было отдано науке, настала пора устраивать и свою личную жизнь. Её избранником стал Яков Козьмич Попов, дворянин по происхождению. Обряд венчания свершился в С.-Петербургской Смоленско-Богородицкой церкви. После окончания военной академии долгое время работал на С.-Петербургском патронном заводе, за год до свадьбы он получил новое высокое назначение – начальника Ижевских оружейного и сталеделательного заводов.

Разница в возрасте молодоженов была немалая: ей 28, а ему 51. Но это, похоже, не смущало их. Свою жену Яков Кузьмич очень любил и боялся потерять, словно предчувствовал что-то неладное, словно знал, что злой рок настигнет их союз.

Осенью 1895 г. чета Поповых приехала в Ижевский завод. Молодая женщина упросила мужа оборудовать для нее небольшую домашнюю лабораторию. Реактивы были привезены из Петербурга. Вскоре её знания и опыт пригодились и в заводской лаборатории. Можно представить с каким удивлением наблюдали заводчане за тонкой интеллигентной «столичной» дамой, женой начальника завода, которая без устали смешивает какие-то вещества, возится со спиртовками и колбочками. Между тем, опыты были очень сложными и проводились над малоизученным веществом – дибензилкетоном.

Трагедия случилась спустя шесть месяцев после свадьбы, 25 апреля 1896 г. При нагревании трубок с сильно ядовитым веществом одна из них не выдержала давления. Брызги и осколки стекла разлетелись по комнате, поранив В.Е.Богдановскую. Началось заражение крови. Фосфорный газ, наполнивший помещение, удвоил мучения. Вмешательство заводского врача не спасло ее от смерти. Отпевали ее при огромном стечении народа в Александро-Невском соборе. Метрическая книга с записью о смерти В.Е.Богдановской хранится в Центральном госархиве УР. Яков Козьмич тяжело переживал смерть любимой и во всем винил только себя. Гроб с телом жены увез в свое родовое имение в Черниговскую губернию Сосницкий уезд село Шабалиново. После случившейся трагедии он оставил службу и в Ижевский завод уже не вернулся.

В память о жене Яков Козьмич передал Петербургским женским курсам 15.000 рублей, учредив таким образом «Капитал имени В.Е.Богдановской» с тем, чтобы с процентов выдавались ссуды наиболее нуждающимся слушательницам. Такова была воля В.Е.Богдановской, её задача, а может быть и цель жизни: «помочь хоть двум-трем девушкам стать женщинами умными, образованными, честными, исполняющими свой долг и способными со временем детей своих научить тому же».

Списавшись с сотрудниками Черниговского краеведческого музея, мы узнали, что в с.Шабалиново был сооружен склеп, где находилось забальзамированное тело В.Е.Богдановской. Итальянским мастерам Яков Козьмич заказал памятник. Скульпторы запечатлели В.Е.Богдановскую с книгой в руках.

В имении лучшим ученицам школы Я.К.Попов выдавал в качестве премий наградные листы имени В.Е.Богдановской, дающие право на владение участком земли. Образование поощрялось по мере сил и возможностей… Но годы брали свое. Яков Козьмич умер – волю супруги исполнил.

После революции имение разорили, склеп разрушили, но белокаменный памятник (находится в Сосницком краеведческом музее) сохранился и напоминает о том, что были, и дай Бог, не переведутся на свете настоящие подвижники просвещения и науки, что бывает на свете настоящая, большая любовь.

И.Зайцева,
начальник отдела информации и публикации документов ЦГА УР