Изображения: Выкл Вкл Шрифт: A A A Цвет: A A A A Обычная версия

расширенный поиск

Пожарное дело

Огонь. Мы многим обязаны ему. Огонь нас кормит и согревает. Но тот же самый огонь может быть огромной сокрушительной силой, приносящей опасность и разрушения. Так было всегда, и человек как мог боролся с этим.

Сегодня наш разговор пойдет о состоянии противопожарной безопасности на территории Удмуртии в конце 19 - начале 20 вв. и о том, какую роль в этом нелегком деле играло купечество.

Дошедшие до наших дней документы свидетельствуют о том, что вопросы пожарной безопасности являлись делом государственной важности и рассматривались на сессиях земских уездных собраний. Для более полного рассмотрения вопроса собирались сведения, составлялись статистические таблицы. Так, из отчета за 1891 г. видно, что пожарные сараи и обозы Глазовского уезда были снабжены баграми, ухватами, топорами, лестницами, бочками, черпаками, ушатами, веревками и щитами. В конце каждого года, как правило, делались выводы по отдельным селениям и в целом по уезду о том, что способствовало опустошительности пожаров: "Скученность построек, ветер, бездеятельность и вялое участие населения при тушении, недостаток воды, неисправность огнеспасительных снарядов" и т.д. В докладе же Глазовской уездной земской управы, сделанном в 1913 г., значится: "В пожарах мы усматриваем главную причину подрыва и разорения сельского хозяйства... Мы всеми силами стремимся сделать пожары более редкими и менее разорительными". Здесь же говорится о том, какие мероприятия проводятся - устраиваются бассейны и запруды, высаживаются насаждения из лиственных деревьев. Население снабжается пожарными машинами. Причем, до 1 января 1908 г. машины высылались бесплатно или продавались по льготной цене. Однако, с 31 января бесплатная рассылка машин была отменена. В том же самом докладе приводятся общие цифры по уезду. За 1912 г. произошло 555 пожаров, пострадало 657 дворов, сгорело 1692 строения. При всех этих цифрах 1912 г. характеризуется как "благополучный в пожарном отношении".

В Сарапульском уезде складывалась примерно такая же ситуация. Вызывает интерес сохранившееся описание уездного города Сарапула в конце 19 в.: "...о водопроводе и мощении улиц не было и речи; пожарный обоз, если можно так назвать две-три дешевых машины и десяток бочек, скромно ютился на площади близ собора. Но и эти жалкие орудия борьбы с огнем не всегда вовремя поспевали к месту бедствия, т.к. в ненастную осеннюю погоду на улицах стояла непролазная грязь и огонь успевал поглотить свою жертву раньше, чем пожарные - освободить из грязи колеса своего обоза. Этим только и можно объяснить те грандиозные пожары, жертвою которых делались целые кварталы... и о которых не могут без ужаса вспомнить сарапульцы".

И, несмотря на то, что существовали специально изданные в г.Вятке в 1900 г. "Обязательные постановления о мерах предосторожности от пожаров в уездах Вятской губернии", предусматривавшие правила расположения построек, размещения различных видов производств, рекомендуемые материалы для строительства зданий и т.д., дело не могло сдвинуться с "мертвой точки".

Но прошло какоето время и "отцы города" поняли, что одно городское самоуправление бессильно бороться с таким могучим врагом, как пожар, что для этого у него нет ни средств, ни энергичных людей. Членам Городской Управы пришла "счастливая мысль" - возложить борьбу с пожарами на самих граждан, учредив для этого особое общество. Причем, инициатива основания общества исходила не от частных лиц, а от городской управы в лице Н.Разночинцева, Н.Мошкина и городского головы Н.Барабанщикова (купец второй гильдии, владелец кожевенного и клееваренного заводов). Они и явились создателями общества, которое на протяжении нескольких десятилетий, по мере своих сил, осуществляло нелегкую задачу борьбы с пожарами.

Устав Сарапульского Вольно-Пожарного Общества был утвержден 7 октября 1882 г., но фактическая деятельность его началась спустя почти два года, 15 июня 1884 г., когда городским головой А.Т.Шитовым (купец 1 гильдии, владелец магазинов и винных лавок) было созвано первое учредительное собрание, на котором и был избран начальником отряда П .И .Зылев. К 8 августа 1884 г. организационная работа была завершена и последовало официальное открытие, о чем было сообщено жителям города через особые объявления, призывавшие горожан вступать в члены Общества. Однако, надежды не оправдались. Безучастное отношение сарапульцев к Пожарному Обществу, видимо, убило энергию в его учредителях и жизнь общества надолго замерла. В течение следующих нескольких лет делались попытки вызвать Общество к деятельности, но безуспешно.

Городская Управа, со своей стороны, прилагала все меры, чтобы оживить Общество, заинтересовать им широкие круги населения. Городской Голова обратился к сарапульцам с призывом откликнуться и поддержать благое начинание, принять участие в столь полезном деле, вступив в члены дружины. И он добился желаемого результата, на этот раз его воззвание не осталось "гласом вопиющего в пустыне" - в ряды пожарной дружины пожелало вступить 95 человек. Новым начальником был избран купец 2 гильдии Н.П.Зылев, человек весьма энергичный и пользующийся большим уважением.

С этого момента для Пожарного Общества начинается пора расцвета. Николай Павлович заражает своей энергией широкие круги горожан, заставив их, в конце концов, понять насколько серьезны и необходимы для города и лично для них услуги состоящего под его руководством Пожарного Общества. Он нашел достойных сотрудников, с помощью которых Пожарное Общество развилось и достигло таких размеров, о которых его учредители и не мечтали.

Первое, за что взялся вновь сформированный Совет, это покупка машин, рукавов, гидропультов и т.д. Причем, приобретение пожарных машин имело большое значение для дальнейшего развития и укрепления Общества. Теперь граждане воочию убедились, что Пожарное Общество является таковым не только по названию, а располагая хорошими противопожарными инструментами, служит большим подспорьем городскому, "кстати сказать, очень бедному пожарному обозу". Наличие машин укрепило у дружинников сознание, что они приносят действительную пользу и, присутствуя на пожарах, являются не "зеваками" как прежде, а членами более или менее правильно организованной дружины, прибывшей на место не с пустыми руками, а со своими машинами для того, чтобы оказать посильную помощь несчастным жертвам огненной стихии.

Все это вместе взятое усиливало энергию как в начальниках Общества, так и в рядовых ее членах, и не могло, конечно, не вызвать к себе сочувствия со стороны различных обществ и отдельных лиц. Первой подала пример Городская Управа, ассигновав на нужды общества 100 руб. Не отстало и купеческое общество, также выделившее 100 руб. Мещане же выдали на покупку третьей большой пожарной машины и телеги 250 руб. Купцы Шитов и Курбатов внесли по 100 руб. каждый.

За период с 1895 по 1896 гг. Пожарное Общество насчитывало в своих рядах 12 почетных членов со взносами от 40 до 100 руб., 146 человек с годовыми взносами и 138 действительных членов, и имело на 1 октября 1896 г. капитал в 876 руб. и имущества на 1297 руб.

До 1898 г. жизнь Общества текла намеченным ранее путем созидательной работы. Наиболее крупными событиями 1898 г. является его вступление в действительные члены Императорского Российского Пожарного Общества и приобретение ручной машины "Гидрофиль". стоимостью 550 руб., которая по своим прекрасным качествам долгое время составляла гордость Пожарного Общества. Обоз Общества к этому времени состоял из 11 экипажей как на зимнем так и на летнем ходу. Однако, своих лошадей не имели и для доставления обоза на пожары пользовались услугами извозчиков, уплачивая им по 1 руб. за каждый выезд и по 25 коп. за каждый час работы на пожаре.

Вскоре возник вопрос о приобретении паровой машины. Однако ходатайство Общества перед Городской Думой о приобретении машин за счет города успеха не имело. Тогда Главный Начальник Пожарного Общества собрал общее собрание членов Общества и выступил перед ними с пламенной речью. На этот раз судьба улыбнулась, общее собрание, "выразив полное единодушие иметь в городе паровую машину", изъявило согласие образовать особый фонд для сбора средств на это нужное дело. Благодаря громадной энергии и настойчивости в достижении намеченной цели, Н.П.Зылеву удалось собрать от разных лиц и учреждений 6955 руб. 50 коп., и 1 октября 1900 г. Сарапул обогатился паровой пожарной машиной "Дубль Вертикаль" фабрики Нанд Мейсона в Лондоне стоимостью 7000 руб. со всеми к ней принадлежностями, подающей 74 ведра в минуту и выкидывающей струю воды на 18 саж. в высоту.

Многолетний опыт показал, что работа дружины на пожарах может быть продуктивна лишь тогда, когда она действует, строго придерживаясь известного плана и подчиняясь распоряжениям своих начальников. Чтобы достичь этого нужна дисциплина, следить за выполнением которой можно было лишь в том случае, если дружинников можно внешне отличить от "праздной, глазеющей публики", так охотно посещающей пожары. Для этой цели в 1900 г. началось постепенное обмундирование дружины, которое состояло из пиджаков коричневого сукна с медными пуговицами и синими кантами и фуражек черного сукна с голубыми околышками и кантами. Периодически проводились учения по обращению с машинами, рукавами, лестницами. Летом - на Троицкой площади у городской пожарной каланчи, зимой - в помещении каланчи.

Забота Совета Общества о дружинниках не проходила бесследно. Как свидетельствуют отчеты, они относились к делу старательно и неустрашимо, и на пожаре обычно бывало человек по сто и более. Вознаграждения за это дружинники не получали, только лишь изредка некоторые их них, наиболее деятельные, поощрялись незначительными наградами. Так, в 1900 г. были награждены 10 человек: двое - серебряными часами, остальные - получили по 5 руб.

В следующем 1901 г. Пожарное Обществ понесло невосполнимую потерю. 17 октября скончался от ушиба во время тушения пожара Главный Начальник дружины, организатор и вдохновитель Общества Николай Павлович Зылев. Смерть на посту при исполнении служебных обязанностей произвела на дружину и граждан города сильное впечатление. Проводить его в последний путь, помимо дружины, которая была в полном составе, явились представители различных учреждений; за утопавшим в венках гробом шла многотысячная толпа. Играл оркестр военной музыки, явление доселе в Сарапуле небывалое. Память Н.П.Зылева была увековечена образованием при Пожарном Обществе неприкосновенного капитала имени покойного с тем, чтобы проценты шли на выплату страхования членов пожарной дружины. Кроме того, было получено разрешение поставить портрет Н.П.Зылева в городской пожарной каланче.

В дальнейшем одной из главных забот совета Общества было изыскание материальных средств, поскольку, как известно, всякое нововведение или улучшение требует материальных затрат. А в целом от этого зависит продуктивность деятельности. Совет Общества обращался к различным учреждениям и лицам с просьбой внести свою лепту на полезное дело. Вскоре у кого-то возникла очень интересная идея - устроить от имени Пожарного Общества платный каток. А чтобы он охотнее посещался публикой, организовать там оркестр духовой музыки. Эта мысль была осуществлена в 1903 г. и каток с оркестром просуществовали до 1909 г., принося в среднем дохода до 300 руб. в год. Часть сезонных билетов рассылалась по местным учебным заведениям для бесплатной раздачи их беднейшим ученикам.

Были также и другие неординарные попытки увеличения капитала, например, устройство лотереи или сооружение купальни на реке Каме. Но успехом они не увенчались.

Знаменательным для Пожарного Общества стал 1907 г. Пятеро дружинников были отмечены высочайшими наградами - серебряными медалями с надписью "за усердие" для ношения на груди на Станиславской ленте. А еще троих Совет Императорского Пожарного Общества удостоил наградных знаков - серебряного и бронзовых. Это были первые награды, полученные дружинниками за время существования Общества.

Горожане же выразили свою признательность решением ежегодно 1 октября служить молебен и устраивать общественный праздник в ознаменование Вольно-Пожарного Общества.