Изображения: Выкл Вкл Шрифт: A A A Цвет: A A A A Обычная версия

расширенный поиск

«180 лет селу Шаркан»

Первые упоминания о Шаркане как о «починке вновь росчисном» с пятью дворами встречаются в переписи населения 1678 года [1].

Почти 340-летняя история Шаркана и его последующего преобразования из починка в село неразрывно связана с историей церкви.

Так исторически сложилось, что процесс роста российского государства сопровождался не только приращением все новых территорий, но и усилиями по созданию определенных отношений с неправославными и разноэтническими окраинами.

На территории современной Удмуртии до середины XVIII века, вошедшей в историю нашего государства как время реализации этноконфессиональной политики, нацеленной на культурную ассимиляцию народов и попытку массовой христианизации и русификации иноверческого населения, процесс приобщения к православию проходил крайне медленно и неравномерно. Первые организованные попытки обращения удмуртов в православие стали предприниматься вятским и казанским духовенствами лишь с началом XVIII столетия. Из справки, данной архиерейским приказом епископу Вениамину, становится известно, что крещеных удмуртов в Вятской епархии на 1740 год насчитывалось всего четыре человека. В Казанской епархии удмуртов, принявших крещение, на 1734 год числилось не более 15 человек мужского пола [2].

В 1740 году в системе органов власти и управления российского государства был создан новый государственно-церковный орган – Новокрещенская контора, или Контора новокрещенских (иноверческих) дел, которой предстояло, опираясь на местные епархиальные структуры, сыграть решающую роль в осуществлении политики массовой христианизации неправославного населения.

16 ноября 1740 года на Вятке был получен Высочайший указ от 2 сентября 1740 года об организации миссионерского дела среди народов Волго-Камского региона с учреждением Конторы иноверческих дел в г. Казани [3].

Изданные в середине XVIII века общероссийские законодательные акты об иноверческих и новокрещенных жителях империи положили начало активной миссионерской деятельности, в связи с чем процесс обращения вятских удмуртов в христианство, зависевший до сих пор, главным образом, от личности местных епископов, приобрел более прочную основу.

14 июня 1741 года среди удмуртов был открыт самостоятельный приход. К 60-м годам XVIII века на территории южной и центральной Удмуртии количество приходов возросло до 13 [4].

Пристальное внимание к вопросам христианизации коренного населения со стороны губернских светских и духовных властей довольно быстро дало свои положительные результаты: к 1795 году 98 % удмуртского населения четырех уездов Вятской губернии были крещены [5]. Вместе с тем христианизация населения Шарканского края проходила достаточно медленно. Еще в 1808 году православных Шарканской волости среди мужчин насчитывалось 3293 человека, женщин – 3463, тогда как в Дебесах мужчин – 4961, женщин – 5313 [6].

Разветвленный штат священнослужителей позволял консистории не только увеличивать религиозную сеть приходов, но и выполнять контрольно-надзорные функции. Миссионеры внимательно следили за жизнью и бытом новокрещенных, посещая селения епархии. Из рапорта священника Ф. Двинянинова Вятскому епископу Иоанникию от 25 февраля 1835 года о состоянии новокрещенных вотяков Шарканской волости мы узнаем: «Новоокрещенные Шарканской волости, состоящие в 3 приходах – Чутырском, Дебесском, Воткинском – мною объеханы все.       В некоторых селения есть ученые,           которые,  по-видимому, довольно образованы через местное духовенство… но к обращению из язычества к христианской вере никакой надежды не предвидится: 1) они далеко живут от приходских церквей; 2) местные священники посещают их не более 3 раз в год; 3) при каждом почти селении, ежели не при них, то в лесу, есть для мольбищ по своим обрядам шалаши; 4) они и доселе по обычаю язычества удерживают привычку употреблять в пищу лошадей и прочих животных; 5) после употребления пищи, рано поутру и в вечеру не почитают за необходимое молиться Богу, а особенно женщины; 6) никогда не держат постов» [7].

Несмотря на это, активизация миссионерской деятельности, повсеместное строительство часовен и церквей способствовали приобщению к новому вероучению в среде коренного населения. Новокрещенные прихожане нередко обращались с прошениями о назначении священников для обучения христианскому закону и постройке церквей в их селениях.

В 1834 году благочинный Камско-Воткинского завода протоиерей Блинов в рапорте местному епископу писал, что «…вотяки Шарканской волости изъявили желание устроить церковь по плану с. Тойкино. Вскоре новокрещенные вотяки Шарканской волости подали прошение об открытии у них прихода, причем обещали давать причту (составу лиц, служащих при церкви) приличное содержание и предоставлять членам причта квартиры до постройки домов» [8].

Определением Святейшего Синода от 31 марта 1837 года строительство деревянной церкви во имя Святых Петра и Павла в д. Ломлэзь (Шаркане) было разрешено [9]. В деревне открылся самостоятельный приход с отдельным причтом. Шаркан был преобразован в село.

Строительство деревянной церкви с одним престолом завершилось в 1838 году. Престол освящен 29 января 1839 года во имя Святых Апостолов Петра и Павла [10]. Изначально при церкви состояли 4 священника, дьякон и 4 дьячка. В распоряжении церкви находилось 49 десятин земли [11].

По прошествии лет возникла необходимость строительства новой церкви. По указу Вятской Духовной Консистории от 29 июня 1867 года № 5776 на средства прихожан на месте деревянной церкви был возведен каменный храм с двумя престолами: в холодной церкви – в честь Св. Апостолов Петра и Павла, освящен 29 октября 1879 года, в теплой – в честь Успения Пресвятой Богородицы, освящен 11 ноября 1875 года [12].

Спустя два десятилетия после начала строительства каменного храма, епископу Сарапульскому Алексию поступает новое прошение. Священнослужители и церковный староста Петропавловской церкви просят о расширении и ремонте церкви: «Шарканский каменный храм, построенный в 1867-1879 годах, за неимением средств был устроен довольно тесный. Поэтому в большие праздники во время богослужения немало народу остается вне церкви.

С развитием среди наших инородцев-вотяков просвещения и грамотности развивается большое посещение прихожанами местного храма. Поэтому предстоит неотложная нужда позаботиться о расширении храма» [13].

В 1895 году по Указу Его Императорского Величества ремонт и расширение храма в с. Шаркан были разрешены.

В 1870 году при церкви было открыто церковно-приходское попечительство. В 1883 году – церковно-приходская школа. Из записей Преосвященнейшего Апполоса, Епископа Вятского и Слободского, сделанных во время путешествия по своей пастве в 1867 году, становится известно, что уже в 1861 году священнослужители принялись за обучение детей крестьян-удмуртов: «…далее представилось обширное село Шаркан, где мы нашли другое училище девиц вотского племени, содержимое также на свой счет местным дьяконом Александром Анисимовым. Училище это началось с 1861 года. В разные годы число учениц было не менее 10 и не более 30. В обучении детей, особенно по рукоделию, принимает активное участие жена отца дьякона Анна Исидоровна» [14].

С 1880 года помощником учителя в шарканских церковных и светских школах работал Г.Е. Верещагин. Именно здесь он зарекомендовал себя крупным этнографом. Продолжая и творчески развивая традиции сельских священников-исследователей, он изучал быт и верования удмуртов шарканского и прилегающих приходов.

В 1896 году в волости было организовано общество трезвости. Председателем был избран священник Венедикт Раевский. Согласно уставу Общества, от всех его членов требовалось служить примером воздержания от употребления спиртных напитков, а в церковно-приходских обществах – соблюдать полную трезвость: угощать гостей вином и посещать заведения, где употреблялось спиртное, запрещалось.

Вскоре члены общества трезвости: священники Иоанн Трапицын, Венедикт Раевский, Аполлоний Мышкин, владелец чугунолитейного завода Алексей Родыгин и другие – обратились к Сарапульскому епископу Преосвященнейшему Афанасию с просьбой открыть в селе чайную с бесплатной библиотекой. Целью, как они объясняли, было отвлечение народа от пьянства и кабаков по воскресным дням, базарным четвергам, праздничным дням, «для поднятия нравственности». Кроме бесплатной библиотеки при чайной предусматривалась продажа книг религиозно-нравственного содержания. «У общества трезвости имеется дом, – писали они, – стоящий на церковной земле среди базарной площади с довольно порядочным помещением. Во внебогослужебное время все священники, члены причта, изъявляют желание проводить там беседы» [15].

По данным историко-географических и статистических описаний Вятской епархии, содержащих краткие сведения о церквах, приходах, причтах по состоянию на 1912 год следует: причта Петропавловской церкви с. Шаркан «по штату положено: 5 священников, 1 дьякон, 5 псаломщиков»; имеются «приписная в деревне Собиной Духовская церковь, постр. в 1895 г., молитвенный дом в деревне Ляльшур, постр. в 1900 г., часовня в деревне Нижнем Шаркане (Порозово), постр. в 1907 г.; …прихожан: правосл. рус. 1936 м. п., 1985 ж. п., крещ. вотяк. 6982 м. п., 6986 ж. п., старообр. 18 м. п., 17 ж. п.; приход состоит из 51 селения…

В селе четыре училища: двухклассное церк.-прих., два одноклассных мужское и женское и сельско-хозяйственное.

…В селе имеются: две фабрики с паровыми котлами для обработки хлебных продуктов, волост. правл., женщина-врач, почт.-телегр. отд., полицейский стан, а также женская сельско-хозяйственная ферма и чугунно-литейный завод» [16].

История двух последних: завода и фермы – неразрывно связана с историей семьи Михаила Ивановича Родыгина, уроженца г. Вятки, приехавшего в Шаркан в 1849 году.

Сын Михаила Ивановича, владелец чугунолитейного завода, Алексей активно участвовал в общественной жизни сельчан, одним из первых вступил в общество трезвости, создал в селе пожарную дружину, как и его отец, не жалел личных средств на церковные нужды. По сообщениям Шумилова Е.Ф., Михаил Иванович делал богатые пожертвования в древние монастыри на горе Афон, присутствие русских иноков на которой относят еще к XI веку. В 1883 году Любовь Дмитриевна, мать Алексея Михайловича, привезла от монахов ответный дар – икону Божьей Матери, именуемой «Скоропослушница», на обороте которой была сделана надпись: «В дар и благословение Михаилу Ивановичу Родигину от Святого Афона: освящена в келии Св. Саввы. Освящена в Копках. 1883 г. 6 марта» [17].

Образ Пресвятой Богородицы был написан в Х веке на горе Афон при жизни настоятеля обители преподобного Неофиста. Согласно церковному преданию, спустя века, в 1664 году, трапезарь (послушник) Нил, проходя в ночное время с зажженной лучиной в трапезную мимо лика Богородицы, висевшего над дверью, услышал голос, призывающий его впредь не ходить здесь с зажженной лучиной и не коптить образ. Пренебрегая этим предупреждением и продолжая ходить в трапезную с лучиной, послушник вскоре был лишен зрения.

День и ночь молился он перед образом Божьей Матери, в раскаянии прося о прощении и исцелении. Услышав молитвы каявшегося инока, Богородица возвестила ему о прощении и возвращении зрения, повелев рассказать об этой милости всей братии: «С этой поры будет именоваться сия моя икона «Скоропослушницею», потому что скорую всем притекающим ко мне буду оказывать милость и исполнение прошений».

С появлением в доме Родыгиных, икона сразу стала семейной реликвией. Для всех желающих увидеть и приблизиться к святыне была открыта домашняя молельня. Многим из богомолиц, безродным-обездоленным, выразившим желание остаться при доме, хозяева разрешали строить избы на своей земле. К середине 1890-х гг. вокруг иконы Божьей Матери образовалось «трудовое общежитие» («ферма»), во главе которого встала Елена Девятова. Любопытно, что еще задолго до открытия общежития появление обители предсказывал местный юродивый Сеня-Симеон: «Здесь будут жить нылки (девицы)» – говорил он [18]. Насельницы, как поначалу называли женщин, живущих на ферме Родыгиных, отличались особым трудолюбием. Живя по православным законам, община в полной мере обеспечивала себя всем необходимым, имея в хозяйстве четыре десятины земли, двенадцать коров, семь лошадей, добротные постройки и целый ряд мастерских [19]. Стоит при этом отметить, что первоначально в общежитие насельниц принимали исключительно со взносом пожертвований. Некоторые жертвовали домами и постройками стоимостью от 150 до 500 рублей, другие – хлебом, скотом, церковной утварью и облачениями, благодаря чему на территории общины были возведены 4 больших корпуса и надворные постройки [20].

Постепенно слух о чудотворности родыгинской иконы распространялся все дальше, поток богомольцев увеличивался в обход уже существовавшей Петропавловской церкви.

Из рапорта в Сарапульское Духовное управление Благочиннаго 6 округа, Сарапульского уезда, священника Иоанна Замятина следует: «С 1897 года к ней (иконе) стали стекаться богомольцы и приносить пожертвования, так как в народ разнеслась молва о чудотворениях иконы Б.М. Икону эту и теперь Родыгины продолжают считать чудотворною…». Указом Св. Правительствующего Синода на имя Преосвященнейшаго Никона Епископа Вятского и Слободского от 8 февраля 1903 года № 1227 «в предупреждение соблазна, происходящего от сбора пожертвований частными лицами» икона Божьей Матери «Скоропослушницы» была перенесена из дома Родыгиных в приходскую церковь с. Шаркан [21].

21 мая 1903 года Алексей Михайлович возбудил ходатайство перед Вятской духовной консисторией о постройке для рабочих и служащих чугунолитейного завода и сельскохозяйственной фермы самостоятельной домовой призаводской деревянной церкви в честь Св. Михаила Архангела и устройстве приюта для престарелых женщин, на что 8 февраля 1908 года по указу Консистории было получено разрешение.

21 февраля 1908 года епископ Сарапульский Арсений благословил возведение церкви Михаила Архангела для будущего монастыря [22].

Из справки «Журнала Сарапульского Духовного правления» следует: «1. деревянная церковь имеет быть устроена полностью на личные средства крестьянина Родигина; 2. все необходимые материалы для постройки уже приготовлены; 3. существование церкви в будущем, ея ремонт, отопление, караул и пр. имеет быть на средства завода; 4. совершение богослужения в церкви по воскресным дням, изъявил согласие причт села Шаркан; 5. устройство церкви при заводе вызывается необходимостью религиозно-нравственного воздействия на среду заводского населения, нередко за последнее время забывающего Бога и предающегося пьянству и разгулу; 6. устройство церкви благочинный со своей стороны находит желательным»[23].

Возведение церкви было разрешено под наблюдением архитектора И.А. Чарушина.

Закладка фундамента состоялась 24 июня 1908 года [24]. Строительство велось на протяжении двух лет и обошлось семейству Родыгиных в 20 тыс. рублей [25].

Из прошения, собственноручно написанного А.М. Родыгиным, в адрес Сарапульского духовного правления следует: «Преосвященнейшему Мефодию, Епископу Сарапульскому. Имею честь просить Ваше Преосвященство разрешить освящение церкви, построенную мною в селе Шаркан при заводе земледельческих машин, орудий и сельскохозяйственной фермы. Указы на разрешение постройки церкви объявлены Вятской Духовной консисторией 8 февраля 1908 г. В настоящее время храм готов. Прилагаю копию акта архитектора Чарушина от 22 июня 1910 года, свидетельствующего, что постройка произведена согласно утвержденному проекту, прочно, правильно, из материалов хорошего качества. Иконостасы поставлены. Колокола подняты. Печи хорошо отапливаются. Предметы для освящения подготовлены. 1 февраля 1911 г.» [26].

13 июля 1911 года церковь в честь Св. Михаила Архангела была освящена Преосвященейшим Филаретом, епископом Вятским и Слободским. Уже к моменту ее возведения в «Шарканском вотяцком женском иноческом общежитии» насчитывалось до 70 сестер. Они изготавливали и распространяли в округе «ткацкие станки новой системы», занимались земледелием, животноводством. Зимой, в свободное от богослужения время, занимались рукоделием. При общине была открыта школа, в которой обучали ткачеству, вышиванию и вязанию. Именно здесь прошла обучение, ставшая впоследствии знаменитой, удмуртская мастерица Анна Алексеевна Фофанова [27].

В том же 1911 году во все учреждения духовного ведомства Л.Д. Родыгиной были направлены прошения о преобразовании иноческой общины в «Шарканскую вотяцкую миссионерскую трудовую женскую Михайло-Архангельскую общину». «Цель моей жизни – видеть общину самостоятельным женским монастырем», – писала в своих прошениях Л.Д. Родыгина [28]. Но переписка затянулась на долгие семь лет.

В уставе общины, разработанном в 1912 году говорится: «Община содержится трудами своими – обработкой земли, которой имеется 60 десятин, заработком своих мастерских, доходами от садоводства, скотоводства, пчеловодства. Число сестер будет определяться по мере дозволения средств содержания. В настоящее время проживает в общине 62 сестры: 40 русских и 22 вотячки, но, как имеющая быть чисто вотяцкой общиной, преобладающей половиной должны быть инородки. Цель существования общины – христианско-религиозно-

нравственное воспитание и распространение навыков ведения сельского хозяйства среди вотяков». Помимо этого, всех насельниц обучали грамоте в двухклассной миссионерской школе [29].

Долгое время отказы в преобразовании «общежития» в «общину» духовными властями объяснялись тем, что «среди насельниц нет ни одной, более-менее долгое время пожившей в монастыре, не говоря уже о рясофорной монахине». Наконец, 27 ноября 1915 года 70-летняя Любовь Дмитриевна была пострижена в монахини. Под именем София она официально стала «заведующей общежитием» [30].

В сентябре 1917 года общину посетил епископ Сарапульский и Елабужский Алексий. Из его сообщения Святейшему Правительствующему синоду мы узнаем: «Хозяйство поставлено у них образцово. Средств имеется достаточно, около 20 тыс. рублей. Приток доходов большой от наплыва богомольцев, в основном вотяков. Имеются мельница, кирпичный завод, кузница, столярная, чеботарная, слесарная, ткацкая, чулочная, малярная мастерские, веревочный завод. Причем работы исполняют сами насельницы общежития – сами пашут, работают в кузнице, выделывают кирпич». Алексий просит Синод передать икону Божьей Матери «Скоропослушница» женской общине, но лишь спустя год Синод удовлетворяет его просьбу. В марте 1918 года икона вернулась к своим первым владельцам[31].

По указу Св. Синода 12 апреля 1918 года в с. Шаркан была открыта женская община. До утверждения самостоятельной по резолюции Сарапульского епископа от 10 октября 1915 года община считалась приписной к Сарапульскому женскому монастырю[32]. 19 мая 1918 года мать София была назначена настоятельницей утвержденного монастыря [33].

В 1920 году монастырь был разогнан, его помещения реквизированы под школу.

Весной 1922 года из Петропавловского и Михайловского храмов были изъяты священные сосуды и драгоценные оклады, в том числе и с чудотворной иконы Богоматери «Скоропослушница». Храм Михаила Архангела превратили в клуб, в алтаре (по сообщению «Ижевской правды») в 1926 году был устроен уголок Ленина [34].

Петропавловская церковь была закрыта на основании указа Президиума Верховного Совета УАССР от 29 мая 1939 года: «Церковь в селе Шаркане закрыть. Разрешить Шарканскому райисполкому здание церкви использовать под культурно-просветительные учреждения» [35].

В настоящее время Петропавловская церковь располагается в доме Родыгиных. Приход восстановлен в 1991 году.

Одновременно с Шарканской церковью во второй половине XIX века были возведены церкви и часовни во многих деревнях Шарканской волости.

Новый приход пожелали иметь у себя и крестьяне д. Сюрсовай, основной причиной чему послужила отдаленность деревни от настоящих приходских церквей – Шарканской, Большепургинской, Сосновкой.

Приход в с. Сюрсовай был открыт по указу Св. Синода от 9 сентября 1887 года. В состав нового прихода вошли деревни Сильшур, Сюрсовай, Гурзевай, Вукошур, Луовыр, Русский Сюрсовай, Альчи-Сюрсовай, Исько, Сенина Поляна, починки Богдановский и Деньшур [36].

В 1887 году на деревенском сходе, в котором приняли участие 202 старших домохозяина, жители обязались: для оплаты строительства выделить по одному рублю с работника и пуду ржи с ревизской души; доставлять на строительство церкви все необходимые материалы: лес, бутовый камень, кирпич и морь; обеспечивать церковь отоплением, содержать сторожей, выделять подводы по церковным делам, на содержание причта давать по три пуда с венца каждого хлеба – ржи, ячменя, овса, а осенью – лен, шерсть, петровское масло и яйца; за требоисправления платить по-прежнему: за крещение младенцев – 4 коп., за браки – 5 руб., за погребение младенцев – 40 коп., взрослых – 2 руб., за молебны, панихиды – по 15 коп [37].

В 1888 году в присутствии приходского схода архитектором Камско-Воткинского горного округа А. Каменцевым совместно со священником Венедиктом Раевским было осмотрено отведенное для строительства место, глинистый грунт которого был признан пригодным для постройки церкви с каменным фундаментом [38].

10 ноября 1894 года возведенная на средства прихожан деревянная церковь с одним престолом была освящена во имя Нерукотворного Образа Христа Спасителя.

В   1894 году в селе начала работу смешанная церковно-приходская школа. Год спустя открылось церковно-приходское попечительство [39].

Из историко-географических и статистических описаний Вятской епархии 1912 года известно: причта Спасской церкви «по штату положено: священник и псаломщик; …прихожан: правосл. рус. 948 м. п., 991 ж. п., крещ. вот. 479 м. п., 513 ж. п.» [40].

Четверть века спустя, в 1919 году, на средства прихожан была воздвигнута каменная церковь, освященная 23 июля 1920 года во имя Нерукотворного Образа Христа Спасителя [41].

Любопытно, что весь строительный материал для церкви добывался в непосредственной близости от села. За Сюрсоваем и по сей день сохранилось место, откуда извлекалась глина и производился обжиг кирпича. Вместо цемента использовался яичный белок: из яиц, собранных в округе, вымешивали раствор. Имена строителей не дошли до наших дней, но местные жители вспоминают, что побелкой церкви занималась монахиня Евдокия [42].

Спасская церковь была закрыта на основании указа Президиума Верховного Совета УАССР от 29 сентября 1939 года: «Церковь в с. Сюрсовае закрыть. Здание церкви передать Шарканскому райисполкому для использования под клуб» [43].

После закрытия церкви не раз предпринимались попытки разобрать ее на кирпич, но прочность кладки позволила разрушить лишь колокольню и малые главы, стены самого здания остались не тронуты.

Спустя десятилетия, в 1991 году, церковь была возвращена верующим. За долгие годы здание ее пришло в упадок. Несмотря на это, церковь и по сей день открыта для прихожан, богослужения проводятся священнослужителем с. Шаркан.

 


Главный специалист - эксперт архивного отдела Администрации МО «Шарканский район»

Т.М. Ямачева

 

 


[1] Веселых И. Е. Шаркан. Страницы истории. – Шаркан, 1998. – с. 4.


[2] Христианизация удмуртов//Religion Side [Электронный ресурс]. – URL: http://www.religionside.ru/resis-603-1.html (дата обращения 29.03.2017).


[3] Пленарный доклад ректора ЧПОУ «Республиканский колледж духовно-нравственного образования» на VII Рождественских чтениях [Электронный ресурс]. – URL: http://koledzh.ru/2016/11/17/rektor-kolledzha-vystupil-s-plenarnym-dokladom-na-vii-rozhdestvenskix-chteniyax/#more-1619 (дата обращения 29.03.2017).


[4] Пленарный доклад ректора ЧПОУ «Республиканский колледж духовно-нравственного образования» …


[5] Пленарный доклад ректора ЧПОУ «Республиканский колледж духовно-нравственного образования» ...


[6] Веселых И. Е. Указ. соч. с. 10.


[7] Веселых И. Е. Указ. соч. с. 10.


[8] Веселых И. Е. Указ. соч. с. 13.


[9] Православные храмы Удмуртии. Справочник-указатель по документам Центрального государственного архива Удмуртской Республики/ред. О. П. Майкова. – Ижевск: Удмуртия, 2000. с 293.


[10] Православные храмы Удмуртии… с. 293.


[11] Веселых И. Е. Указ. соч. с. 13.


[12] Православные храмы Удмуртии… с 293.

 


[13] Веселых И. Е. Указ. соч. с. 13.


[14] Веселых И. Е. Указ. соч. с. 14.


[15] Веселых И. Е. Указ. соч. с. 15.


[16] Научно-справочная библиотека ЦГА УР. Вятская епархия. Историко-географическое и статистическое описание. – Вятка, 1912, л. 482-483.


[17] Исследовательская работа Созоновой Т. А. и Шабитдиновой И. И. «Духовная жизнь села Шаркан. Прошлое и настоящее» [Электронный ресурс]. – URL: http://www.pandia.ru/text/77/29/79386.php (дата обращения 29.03.2017).


[18] Исследовательская работа Созоновой Т. А. и Шабитдиновой И. И. Указ. соч.


[19] Зайцева И. Н. Православная святыня Шаркана [Электронный ресурс]. – URL: http://gasur.ru/activity/publications/pub_arh/2005/cga0501.php (дата обращения 29.03.2017).


[20]  Веселых И. Е. Указ. соч. с. 24.


[21] Исследовательская работа Созоновой Т. А. и Шабитдиновой И. И. Указ. соч.

 


[22] Исследовательская работа Созоновой Т. А. и Шабитдиновой И. И. Указ. соч.


[23] Исследовательская работа Созоновой Т. А. и Шабитдиновой И. И. Указ. соч.


[24] Православные храмы Удмуртии… с 293.


[25] Зайцева И. Н. Указ. соч.


[26] Веселых И. Е. Указ. соч. с. 22.


[27] Исследовательская работа Созоновой Т. А. и Шабитдиновой И. И. Указ. соч.


[28] Зайцева И. Н. Указ. соч.


[29] Зайцева И. Н. Указ. соч.


[30] Исследовательская работа Созоновой Т. А. и Шабитдиновой И. И. Указ. соч.


[31] Зайцева И. Н. Указ. соч.


[32] Православные храмы Удмуртии... с 293.


[33] Исследовательская работа Созоновой Т. А. и Шабитдиновой И. И. Указ. соч.


[34] Исследовательская работа Созоновой Т. А. и Шабитдиновой И. И. Указ. соч.


[35] ГКУ «ЦГА УР», ф. Р-620, оп. 1, д. 193, л. 4.


[36] Православные храмы Удмуртии... с 261.


[37] Веселых И. Е. Указ. соч. с. 19.


[38] Веселых И. Е. Указ. соч. с. 20.


[39] Православные храмы Удмуртии... с 261.


[40] Научно-справочная библиотека ЦГА УР. Вятская епархия. Историко-географическое и статистическое описание. – Вятка, 1912, л. 480.


[41] Православные храмы Удмуртии... с 261.


[42] Загадки сюрсовайской стороны//Ежемесячник «Агропром Удмуртии» [Электронный ресурс]. – URL: http://au-18.ru/zagadki-sursovajskoj-storony (дата обращения 29.03.2017).


[43] ГКУ «ЦГА УР», ф. Р-620, оп. 1, д. 1154, л. 52.