Изображения: Выкл Вкл Шрифт: A A A Цвет: A A A A Обычная версия

расширенный поиск

Дорога Ижевск - Балезино: историческая правда

"... Ни днем, ни ночью не прекращалась работа. В 54- градусные морозы, в пургу и метели, под проливным осенним дождем десятки тысяч колхозников и колхозниц трудились на трассе, забывая о сне и отдыхе. У каждого было одно желание - работать так, как подобает гвардейцам тыла, быстрее построить дорогу, которая так необходима Родине..." (Из рапорта строителей железной дороги Ижевск - Балезино, колхозников Удмуртской АССР И.В.Сталину от 6 октября 1943 г.) (ЦДНИ УР, ф.16, оп.1, д.3716, л.10)

58 лет назад, в январские дни военного 1942 г. в Удмуртии началось строительство железной дороги Ижевск-Балезино, ставшее одним из значительных событий в истории республики 20 века.

Линия Ижевск-Балезино протяженностью около 150 км связала северную и южную часть Удмуртской республики, что дало возможность освоить новые лесные массивы, расширить топливную базу оборонной промышленности г.Ижевска. Она создала дополнительную кратчайшую связь северного Урала с районами Казанской железной дороги, Поволжья и Юга, имела важное транзитное значение по перевозке леса, кизеловского каменного угля, металла, химикатов и прочих грузов, открыла широкие перспективы для развития всех отраслей народного хозяйства республики.

Строительство дороги началось по решению Государственного комитета обороны СССР от 25 ноября 1941 г. и приказу Наркома путей сообщения СССР от 30 ноября 1941 г.

Дорога сооружалась в условиях, приближенных к фронтовым, методами народной стройки. Основной рабочей силой были колхозники, мобилизованные на строительство Удмуртским обкомом ВКП(б) и Совнаркомом УАССР в порядке массовых выходов.

Сохранившиеся в Центре документации новейшей истории УР воспоминания участников строительства рассказывают о суровых военных буднях, восстанавливают историческую правду о линии Ижевск - Балезино.

"Колхозу было дано задание: посылать всех на строительство дороги, - вспоминала Зоя Степановна Бизимова из Глазовского района. - Мужчин взяли на фронт, и все тяжести выпали на наши женские плечи. Но в то время люди были привычные к тяжелому труду… Домой ездили редко, жили в деревнях, ближе к строительству: в Яру, Омутнице, Андрейшуре… Женщины почти что вручную делали самую трудную работу с утра до позднего вечера. В начале ездили на лесозаготовки - рубить лес, потом делали насыпь, укладывали рельсы. Зимой было работать еще трудней. Земля мерзлая, ломом не берется, аж искры летят, когда долбишь её. Землю возили на лошадях. Лошадь у меня бойкая была, все старалась убежать, несколько раз я с саней падала, даже в речку 2 раза… Деньги мы не получали - они шли в Фонд обороны. Одежда, обувь изнашивались. У меня лапти износились, а купить не на что - стоят 10 рублей. Надрала я лыка и сама сплела, жизнь всему научит. Было голодно, но мы были все молодые, здоровые и никогда не унывали. Работали хорошо, а по вечерам отдыхали, даже ходили на танцы. В деревнях было много пустых домов, мы в них заходили, топили печь, пели песни, смеялись, шутили, танцевали под балалайку…" (ф.350, оп.3, д.115, л.13-13об.) "Условия труда и содержания рабочих были тяжелые, - рассказывал в своих воспоминаниях Ахат Гарипович Касимов из Балезинского района, - а именно не было никакой техники… Спецодежды никакой не получали… Питание было плохое. Одежда и обувь у нас не просушивались. Часто болели простудными заболеваниями, поэтому многие умерли от болезней и голода. Работали по 12 часов - с 6 [утра] до 18 часов [вечера]… В зимний период обмораживали ноги и руки. Обуви ладом не было, работали в лаптях…" (ф.350, оп.3, д.115)

В период с 1942 по 1944 годы в строительстве приняли участие 29 районов Удмуртии. Максимальный выход был организован в июне, июле 1942г., когда на трассе ежедневно трудилось 24 тыс. пеших и 7,5 тыс. конных колхозников.

Валентина Михайловна Корепанова из Балезинского района вспоминала: "…Народу было видимо - невидимо со всех деревень нашего района и из других районов. Землю на подъем насыпи возили на лошадях, запряженных в 2-х колесные тачки, работали старики и подростки. Есть досыта не приходилось, но работали с большим энтузиазмом, отовсюду были слышны песни и пляска, играла гармонь, а кто-то и плакал, видя проходившие санитарные поезда с ранеными и с военным грузом.

Насыпь железнодорожного полотна повсеместно была поднята в течение одного месяца - июня 1942 г., и сразу же возили и слали шпалы." (ф.350, оп.3, д.115, л.31-31об.)

Отдельные участки земляного полотна получили наименование работавших на них районов. Так появились Кулигинская, Шарканская, Балезинская выемки. Эти участки трассы районы целиком заканчивали сами. Укладка пути производилась одновременно с севера и юга.

"…На Балезинском участке лес был непроходимый, - вспоминал Вениамин Игнатьевич Корепанов, почетный железнодорожник УАССР, отличник строительства дороги Ижевск-Балезино, - его рубили, трасса шла вдоль реки. Первое время работали мужчины и женщины; подростки, которые не учились после 7-го класса, работали коновозчиками.

Механизация - кувалда, клин, лопата, носилки. На дальнее расстояние грунт возили на лошадях, на ближнее - на носилках, тачках. Грунт мерзлый, оттаивали его и копали. Жгли лес, который вырубали. Бывало так - пророют колодец, чтобы пролез один человек, потом делали подкопы, охраняли этих людей, чтобы не было обвала.

Чтобы не ездить в деревню, ночевали прямо у костра на лапках еловых. Были случаи, когда убегали строители домой, уполномоченные [райкомов ВКП(б), исполкомов сельсоветов] возвращали их обратно… За выполнение нормы давали 800 г хлеба. … На работу выезжали затемно, и зимой, и летом. Подростки - сонные, дремали на телегах…" (ф.350, оп.3, д.115, л.33-34)

С архивной фотографии (ф.16, оп.1, д.3615, л.3об.) смотрит мальчик лет 11-12-ти в большом, не по размеру тулупе, подпоясанный, наверное, отцовским поясом, в шапке - ушанке, обутый в нечто среднее между лаптями и валенками. Это юный строитель. Один из многих.

"…Я должна была идти в школу, в 5-й класс, - рассказывала Валентина Николаевна Мезенцева. - Председатель колхоза принес справку: пойдешь строить ветку железнодорожную… Трудное было время… Сбежали мы раз, нас поймали и в наказание [заставили] работать 2 дня без пайка. Норму нужно было выполнить любым путем…" (ф.350, оп.3, д.115, л.39)

Из воспоминаний А.И.Пряженниковой:

"… Я окончила 5 классов весной 1942 г…. Бригадир колхоза пришел и сказал: "Пойдешь на стройку железной дороги Балезино-Ижевск" … Шли мы двое суток, в лаптях. Лапти исхудались. Стирать, мыть, штопать, лапти плести - все надо было самой и причем после работы.

А на работе придет утром мастер участка, отмеряет колхозу, сколько надо за день навозить земли для насыпи на железную дорогу; если это сделаешь, то получишь справку, что действительно работала. А неумелые руки не подчинялись сначала. Ну, а потом привыкли. Лошади погибали на ходу от голода и от тяжелой работы. Каждое утро мы из болот вытаскивали лошадей. Трава там зеленая, и шли они туда кормиться.

А осенью меня отправили домой, мне надо было идти в школу, в 6-й класс. Поучилась, перешла в 7-ой. Опять лето. Снова бригадир - ко мне, чтоб я шла на строительство железной дороги, [в районе], не доезжая деревни Кекоран.

Шли мы туда трое-четверо суток. Нам указали участок в лесу. Место возвышенное - надо срезать, а землю увозить [туда], где ниже. Овраг попался. Норму сделаешь, хлеба давали 400г. и 100г. муки овсяной, но она была такая, какую в настоящее время лошадям не дают. Конечно, мы были и этому рады. Мыло кончилось, помню, а домой не пускали…

Весной 1944 г. окончила 7 классов и опять отправили на строительство железной дороги, правда, на этот раз со взрослыми. К работе я уже привыкла, норму выполняла. И взрослые меня брали с собой охотно…" (ф.350, оп.3, д.115, л.41-42)

Примеров трудового героизма строителей дороги можно привести множество. Так, например, Марфа Егоровна Сабурова из Кезского района вместе с братом Емельяном на земляных работах во много раз перевыполняла нормы. Когда брат ушел на фронт (там он погиб), она за двоих продолжала трудиться по-ударному. И в 19 лет за героический труд была награждена орденом Ленина.

Еще один факт - весь заработок за июнь, июль 1942 г., за период максимальной мобилизации, колхозники перечислили на строительство танковой колонны имени Удмуртской республики. Было собрано более 2 млн. рублей. (ф.16, оп.1, д.3617, л.15)

В марте 1943 г. по железнодорожной линии Ижевск - Балезино было открыто рабочее движение. "Тяжеловесные поезда, груженные смертоносным оружием, изготовленным на уральских заводах, устремились на запад", туда, где Красная Армия громила ненавистного врага, очищая родную землю от немецко-фашистских захватчиков. (ф.16, оп.1, д.3617, л.10) Только в 1943-1944 гг. по линии было перевезено более 1 млн. 600 тыс. тонн различных грузов, главными из которых явились спецдревесина для авиазаводов, рудостойка для Донбасса и топливо для оборонных предприятий. (ф.16, оп.1, д.4258, л.17)

В октябре 1943 г. колхозники Удмуртии рапортовали И.В.Сталину об итогах своей работы на строительстве дороги Ижевск - Балезино: "Мы произвели свыше 3 млн. кубометров земляных работ, прорубили трассу протяжением 80 км, заготовили и подвезли 10 тыс. кубометров лесоматериала, забили свыше 4-х тыс. свай, построили 116 мостов…"(ф.16, оп.1, д.3716, л.10) 9 февраля 1945 г. правительственная комиссия подписала акт о приемке железнодорожной линии Ижевск-Балезино в постоянную эксплуатацию.

Вглядываясь в историческое прошлое своего края, мы пытаемся осмыслить, по замечанию историка В.О.Ключевского, "то в прошедшем, что не проходит, как наследство, урок", "хотим видеть, как в явлениях, составляющих содержание исторического процесса, человечество развертывало свои скрытые силы…" Можно рассуждать, подобно ряду нынешних историков, что помогло выстоять нашим предшественникам в дни испытаний: мощь тоталитарного государства, взращенный коммунистической идеологией фанатизм или любовь к Родине? Одно несомненно - сооружение железнодорожной магистрали Ижевск - Балезино в суровые годы Великой Отечественной войны стало трудовым подвигом крестьянства Удмуртии.

Е.М.Ушакова,
зав.отделом информации и публикации документов ЦДНИ УР