Изображения: Выкл Вкл Шрифт: A A A Цвет: A A A A Обычная версия

расширенный поиск

Неизвестные страницы жизни Героя Советского Союза Т.Н. Барамзиной

19 декабря 2011 года исполнилось 90 лет со дня рождения Героя Советского Союза Татьяны Барамзиной. Имя Тани, родившейся и выросшей в городе Глазове, широко известно за пределами Удмуртии. Но что мы знаем достоверного о Тане, о ее жизни и родных? Как выясняется немногое. Начиная с середины 1940-х гг. в советской научно-популярной литературе и средствах массовой информации было опубликовано значительное количество работ и статей о подвиге глазовчанки, в т.ч. издана повесть Виктора Николаева «Танины тополя»(1). Но в то же время очень многие документальные материалы, хранящиеся в архивах Ижевска и Глазова, остались неопубликованными и неиспользованными, благодаря чему некоторые эпизоды недолгой Таниной жизни до сих пор просто нигде не упоминались или не получали должного освещения.

Мы не станем касаться истории всей недолгой Таниной жизни, а лишь расскажем о малоизвестных эпизодах ее довоенной биографии, которые удалось прояснить за последнее время.

Советская историография почти всегда утверждала, что Таня родилась в семье рабочего. На самом же деле она происходила из семьи городских мещан и мелких торговцев. Ее дед по отцу – Макар Алексеевич – был глазовским рыбаком, промышлявшим рыбу на Чепце. Отец Тани – Николай Макарович – также рыбачил на реке в составе артели, состоящей из родственников и соседей. Танина мать – Марфа Митрофановна – родом из русской деревни Качка Глазовского уезда. Сейчас этой деревни уже нет.

В начале 1920 гг. Барамзины снимали первый этаж двухэтажного дома на 2-й Набережной улице. Через два-три года из выловленных в Чепце сплавных бревен семья построила маленький домик в самом конце улицы Мещанской. Эта улица в те же годы была переименована в Пролетарскую, а в 1946 г. улице присвоено имя Татьяны Барамзиной(2). На ней находились дома других Барамзиных: деда Макара Алексеевича, его брата Зота и брата Таниного отца – Анатолия Макаровича.

Всего у Николая Макаровича и Марфы Митрофановны было шесть детей (Татьяна – пятый ребенок в семье). Главой семьи фактически являлась Марфа Митрофановна, женщина верующая, серьезная, строгая, даже суровая. Всю жизнь она была домохозяйкой, занимаясь в основном огородом, коровой и воспитанием детей. Николай Макарович не имел постоянного места работы. Помимо ловли рыбы вязал сети, ремонтировал лодки, постройки и заборы у соседей. Ни от какой работы не отказывался. В 1920-е гг., в эпоху НЭПа он взял патент 2-го разряда на торговлю «печеным хлебом». Но торговлей в основном занималась Марфа Митрофановна. Испеченные в домашней русской печи караваи ржаного хлеба она продавала на «обжорке» – маленьком продуктовом рынке в самом конце улицы 2-й Набережной, рядом с водокачкой. Там Барамзиным принадлежал один из двух десятков маленьких деревянных ларьков. Как видно из документа Глазовского Райфинотдела большого дохода эта торговля не приносила(3). Согласно «Списку торгово-промышленных предприятий, существовавших в городе Глазове с 1926-1927 года», годовой оборот торговли Барамзиных составлял всего 4689 руб., что было, по сравнению с оборотом других торговцев города, совсем немного. Поэтому семья Тани жила весьма бедно. Как вспоминает глазовчанка Поздеева Елизавета Николаевна, близко знавшая эту семью еще с 1920-х гг., дети, в том числе и маленькая Таня, помогали родителям тем, что искали и сдавали лекарственные травы, кости и ветошь, ловили в Чепце раков на продажу. Собирая в лесу съедобные растения, грибы и ягоды, они несли домой шишки для растопки самовара и вязанки хвороста для печи. В 1927 г. Таня поступает учиться в глазовскую начальную школу им. Короленко, а после ее окончания переходит в городскую школу II ступени № 2, позднее преобразованную в семилетнюю школу.

В конце 1920-х гг. Николай Макарович, как торговец, по законам того времени, был лишен избирательных прав, подтверждением этому факту служит постановление Глазовского Горсовета от 13 сентября 1930 г.: «Ввиду того, что Барамзин прекратил торговлю печеным хлебом по патенту 2-го разряда только 31 мая 1928 г., а затем продолжила ту же торговлю до февраля 1930 г. его жена, совместно живущая, в ходатайстве (о восстановлении избирательных прав – авт.) Барамзину отказать»(4). Для Таниной семьи это постановление означало не только ущемление гражданских прав, но и материальные потери и моральное унижение. Помимо всего прочего, детям «лишенцев» гласно и негласно закрывался доступ к высшему, специальному и даже среднему образованию. Из воспоминаний Поздеевой Е.Н. стало ясно, что Таня смогла окончить семилетнюю школу лишь благодаря помощи и заступничеству учителей Птицыных – соседей Барамзиных по улице и родителей ее близкой подруги Августы, имевших большие связи по всему городу. Две старшие сестры Татьяны смогли продолжить образование и получить профессии только после того, как уехали из Глазова.

Помимо Таниной семьи, клеймо «лишенцев» получили все Барамзины и большая часть их соседей по Пролетарской улице.

В 1930 г., когда Тане исполнилось 11 лет, семья Барамзиных пережила конфискацию городскими властями своего имущества. В том году значительная часть глазовских «лишенцев» под надуманным предлогом «покрытия недоимки государственных прямых налогов» была фактически раскулачена. Из воспоминаний Поздеевой Е.Н.: «По ночам в дома «лишенцев» заходила комиссия, состоящая из милиционера, двух партийных активистов и представителя районного финансового отдела. В разбуженном доме производился обыск. Утром изъятое имущество вывозилось на телеге и распродавалось по бросовым ценам». Вот только часть описи вещей, изъятых тогда у Барамзиных:
Самовар белый (сдан в общество слепых).
Скатерти – 2 шт.
Шелковый платок-шарф (сдан в общество слепых).
Кашне ношеное (сдано в торг).
Машинка швейная (сдана в общество слепых).
Дом с надворными постройками.
Комод для белья (продан за 3 руб.).
Тарелок – 6 шт. (продано за 90 коп.).
Тарелок эмалированных – 1 шт. (продано за 15 коп.).
Муки ржаной – 1242 кг. 500 гр. (продано за 117 руб. 42 коп.). (Это была та самая мука, из которой Барамзины пекли хлеб на продажу).
Муки пшеничной – 14 кг. 400 гр. (продано за 2 руб. 45 коп.).
Соли – 131 кг. (продано за 2 руб. 80 коп.).
Сахару – 6 кг. 500 гр. (продано за 4 руб. 38 коп.).
Гирь пудовых – 5 шт.
Корова – 1.
Телка породистая – 1.
Зеркало продано за 5 руб.
Котел двухведерный (отдан в Горсовет за 5 руб.).
Юбка – 1 (сдана в общество слепых за 20 коп.).
Полотенец – 3 шт. (сданы за 2 руб. 10 коп.)(5).

У Барамзиных были изъяты даже Библия и издание «Манифеста анархистов-коммунистов». Так за одну ночь семья была лишена почти всего годами нажитого имущества. Через год их семью настигло еще одно горе – 21 апреля 1931 г. умирает Николай Макарович. Официальная причина смерти – слабость сердечной деятельности.

6 июня того же 1931 г. Марфа Митрофановна подает ходатайство в Глазовский Горсовет о восстановлении избирательных прав, которых ее лишили как торговку(6). Власти, «принимая во внимание бедное состояние и многодетность семейства Барамзиной, смерть ее мужа торговца в апреле с/г и незначительность торговли, которая, при большой семье только едва давала возможность существовать», удовлетворили просьбу вдовы. Но, как можно предположить, торговать хлебом Марфа Митрофановна не перестала, и в 1933 г. дом Барамзиных был снова конфискован «за спекуляцию решением нарсуда гор. Глазова»(7). Семья осталась жить в своем доме, но теперь он был в городской собственности и больше Барамзиным не принадлежал. Городские власти вернули дом Марфе Митрофановне, «как матери Героя Советского Союза», лишь в 1946 г.(8)

Во всех биографиях Тани Барамзиной до сих пор утверждается, что она после окончания семилетней школы в 1934 г. поступает в Глазовское педтехникум и успешно заканчивает его в 1937 г. Затем три года работает в сельских школах Глазовского района. На самом деле ее путь к профессии педагога никак нельзя назвать прямым и простым. По словам знакомых, она страстно мечтала работать учительницей. Несмотря на свою анкету, Татьяна поступает в Глазовский педтехникум. Но, вместо положенного по программе четырехлетнего курса обучения, обучалась в педтехникуме всего один год.

Что Таню заставило прервать обучение в педтехникуме: материальные проблемы в семье или иные причины? Но ее брат и три старшие сестры были уже совершеннолетними и могли поддерживать мать, Таню. Логичнее всего предположить, что роковую роль сыграло ее социальное происхождение. Хотя наличие законченного семилетнего среднего образования давало Татьяне, по правилам того времени, возможность работать учительницей, особенно в сельских школах, где всегда остро ощущался недостаток в педагогических кадрах. Татьяна воспользовалась этим. В 1936 г. (когда ей было 17 лет) она устраивается работать учительницей географии в школу села Верх-Парзи, находящуюся примерно в 25 километрах от города Глазова. Этот факт подтверждается воспоминаниями очевидцев и «Похвальными грамотами» учащихся 3 класса Парзинской школы, датированными 15 июня 1937 г. В этих грамотах, подписанных учителями школы, можно рассмотреть фамилию Барамзиной.

В 1937 г., проработав год в Верх-Парзях, юная учительница просит перевода поближе к дому и получает назначение в начальную школу деревни Омутница. Согласно протоколам заседаний бюро Глазовского Райкома комсомола 2 ноября 1937 г. она вступает во Всесоюзный Ленинский Коммунистический Союз молодежи(9). Для девушки с активной жизненной позицией вступление в комсомол в возрасте 18 лет является достаточно большим опозданием. Можно только предположить, что для нее стать комсомолкой в Глазове возможности не было. В деревне же социальное происхождение учительницы могло не иметь такого значения, как в городе. Кроме того, в связи с принятием Сталинской Конституции 1936 г., положение о «лишенцах» было официально отменено. Через месяц, 2 декабря 1937 г. Таня принимается в комсомол уже решением бюро Глазовского райкома ВЛКСМ(10). В следующем 1938 г. Татьяна Барамзина переходит работать учительницей начальных классов в семилетнюю школу деревни Качкашур (всего в нескольких километрах от Глазова). 7 марта 1939 г. она также утверждена вожатой отряда в Качкашурской школе. Летом того же года Таня экстерном сдает экзамены в Глазовском педагогическом училище.

Следует напомнить, что согласно общепринятой практике экстерн (от латинского – внешний, посторонний) – это человек, который сдает экзамены за курс учебного заведения, в котором не обучается. Эта формулировка означает, что Таня в 1936–1939 гг. в Глазовском педучилище фактически не училась. Этот вывод косвенно подтверждается тем, что в приказах директора и ведомостях Глазовского педучилища до 1939 г. имя Татьяны Барамзиной нигде не упоминается.

В Глазовском училище форма сдачи экзаменов экстерном была введена в 1938 г. Скорее всего, получить законченное среднее педагогическое образование путем экстерната ей посоветовал отец ее близкой подруги Августы Александр Иванович Птицын, работавший в то время в педучилище преподавателем русского языка и литературы(11).

Таня готовит экзамены за основной курс училища и в течение трех-четырех недель сдает их. Ее оценки, по преимуществу, «хорошо» и «отлично»(12). 15 июля 1939 г. Таня получает аттестат, где ей, как сдавшей экзамены экстерном, предоставлялись «права окончившего педагогическое училище».

После этой победы она работает в Качкашуре еще один год. В августе 1939 г. Таня снова получает назначение пионервожатой (в нагрузку к основной работе). Впрочем, в ноябре молодая учительница, вместе с двумя коллегами подвергается критике на заседании Глазовского Райкома ВЛКСМ: «выделенные на пионерработу комсомольцы: Дряхлов, Барамзина, Волкова к исполнению своих обязанностей относятся несерьезно, работают с нежеланием»(13). Но как можно предположить, что у учителей-комсомольцев могло не хватать времени на пионерскую работу. Из информационного отчета Качкашурской неполной средней школы за 1939–1940 учебный год, сохранившегося в Архивном отделе Глазовской администрации, видно, что у Тани, помимо выполнения обязанностей учителя и вожатого, хватало дополнительных заданий и поручений по школе(14).

Из отчета следует то, что Таня Барамзина вела занятия в одном из четвертых классов, где обучался 21 учащийся, из них с плохими отметками были только двое(15). Одновременно молодой педагог руководит хоровым кружком учеников 1–4 классов с охватом 45 человек, где разучивались «песни к революционным праздникам»(16). Кроме того Таня вместе с учителями школы сдала нормы на значок «Готов к санитарной обороне СССР»(17), т.е. прошла начальный курс санитарно-медицинской подготовки.

Всего она проработала в сельских школах Глазовского района не три, как считается, а четыре года. Летом 1940 г. Таня решает продолжить образование и поступает на географический факультет Молотовского педагогическое института. Когда началась Великая Отечественная война 1941–1945 гг. она закончила первый курс.

Таков довоенный период жизненного пути будущего Героя Советского Союза. Несмотря на то, что ее семья в 1930 гг. перенесла несправедливости и обиды со стороны государства, Татьяна осталась настоящим патриотом своей страны. Можно поразиться тому, до какой степени нелегкая судьба Тани Барамзиной была «приглажена» и «причесана» в советской историографии. Но главное остается для нас неизменным: она была отважной и веселой девушкой, несмотря ни на что, любившей людей и жизнь, сумевшей стать хорошей дочерью, учительницей, воспитателем и солдатом, удостоенной посмертного звания Героя своей страны.

Г.А. Кочин, магистрант второго года обучения
историческо-лингвистического факультета
Глазовского Государственного педагогического
института им. В.Г. Короленко


ПРИМЕЧАНИЯ

1 - Николаев В.И. Танины тополя: Повесть. – Ижевск, 1970.
2 - Архивное управление Администрации города Глазова, Р-31, оп. 1, д. 170, л. 111.
3 - Там же, Р-76, оп. 1, д. 9, л. 37.
4 - Там же, Р-31, оп. 1, д. 19, л. 187об.
5 - Там же, Р-76, оп. 1, д. 10, л. 25об–26.
6 - Там же, Р-31, оп. 1, д. 26, л. 12об.
7 - Там же, Р-31, оп. 1, д. 170, л. 200.
8 - Там же.
9 - Центр документации новейшей истории Удмуртской Республики (ЦДНИ УР), ф.1340, оп. 1а, д. 2, л. 30.
10 - Там же.
11 - Архивное управление Администрации города Глазова, Р-88, оп. 2, д. 2, л. 37; д. 7, л. 35.
12 - Там же, Р-88, оп. 2, д. 6, л. 117–123.
13 - ЦДНИ, ф. 1340, оп. 1а, д. 5, л. 154.
14 - Архивное управление Администрации города Глазова, Р-24, оп. 1, д. 33, л. 57–65об.
15 - Там же, Р-24, оп. 1, д. 33, л. 58.
16 - Там же, Р-24, оп. 1, д. 33, л. 63об.
17 - Там же, Р-24, оп. 1, д. 33, л. 63.
Татьяна Барамзина (в центре) в снайперской школе. Таня Барамзина в период работы в Качкашурской семилетней школе [1938–1939 гг.].
Татьяна Барамзина (в центре) в снайперской школе. Таня Барамзина в период работы в Качкашурской семилетней школе
[1938–1939 гг.].
Мария Митрофановна - мать Героя Советского Союза Татьяны Барамзиной. Бюст Татьяны Барамзиной в парке им. Горького в г. Глазове [1970-е гг.].
Мария Митрофановна - мать Героя Советского Союза Татьяны Барамзиной. Бюст Татьяны Барамзиной в парке им. Горького в г. Глазове [1970-е гг.].
Татьяна Барамзина - студентка географического факультета Молотовского педагогического института г. Перми. 1940 г. Таня (слева) с подругами в с. В.Парзи Глазовского района. [1936–1937 гг.].
Татьяна Барамзина - студентка географического факультета Молотовского педагогического института г. Перми. 1940 г. Таня (слева) с подругами в с. В.Парзи Глазовского района. [1936–1937 гг.].
Татьяна Барамзина в снайперской школе. [1941 г.]. Татьяна Барамзина на фронте.
Татьяна Барамзина в снайперской школе. [1941 г.]. Татьяна Барамзина на фронте.
Улица Пролетарская (ныне - улица им. Татьяны Барамзиной), на которой находился дом семьи Барамзиных.
Улица Пролетарская (ныне - улица им. Татьяны Барамзиной), на которой находился дом семьи Барамзиных.