Изображения: Выкл Вкл Шрифт: A A A Цвет: A A A A Обычная версия
Aa Aa
слабовидящим
Отследить запрос
Номер запроса расположен под штрихкодом на карточке регистрации и учёта исполнения запроса штрих-код
Полезная информация
версия для печати

Интернет-конкурс «Страницы истории края»

История церкви Иоанна Богослова
п. Игра и христианизация Удмуртии

Выполнила: Вотякова Татьяна
Андреевна
8б класс МОУ, Игринская, СОШ №4
п. Игра, МРН Нефтяников, 49
т.(234) 32292;
п. Игра, МРН Нефтяников, 6-75,

Руководители:
Шкляева Н.Ф. – классный руководитель,
Ившина Р.Г. – учитель истории.

Содержание

Введение
§1. Христинизация в Удмуртии
§2 Церковь Иоанна Богослова п. Игра
§ 3 Восстановление храмов в Игринском районе
Заключение
Литература
Приложение1

Введение

История православия Удмуртии, как и история православия России, не отделимы от истории страны в целом. Выбранная тема является актуальной, т.к. напрямую отражает общественные изменения, происходящие в нашей стране. В последние годы идёт восстановление храмов, очень многие проходят обряд крещения, посещают религиозные службы, но и сейчас сохраняется двоякое отношение к Богу и церкви из-за многолетнего принудительного отлучения от церкви.

Цель моей работы – показать на примере истории церкви Иоанна Богослова в п. Игра историю православия Удмуртии в целом. Достижение поставленной цели предполагает решение ряда конкретных исследовательских задач: 1) изучить литературные источники, рассказывающие о христианизации Удмуртии; 2) проследить историю храма Иоанна Богослова в п. Игра; 3) проанализировать взаимоотношения государственной власти, общества и церкви в прошлом и настоящем (на примере Игринского района).

В данном исследовании были использованы материалы периодической печати, в частности районной газеты «Светлый путь», литература, имеющаяся в районной и школьной библиотеках, а также воспоминания Вотяковой Г.Д., бывшего директора Центральной районной библиотеки, и в силу этого, непосредственного очевидца истории храма, рассказы служителей церкви и внучки последнего священника Ильинской Т.Ю.

Данная тема заинтересовала меня, т.к., на мой взгляд, очень важно знать историю православия, являющейся частью истории русской культуры. К сбору материала и проведению исследования меня подтолкнули рассказы моей бабушки, Вотяковой Галины Дмитриевны, очень интересного собеседника и человека. По ее словам, мой прадед Вотяков Г.Г., живший в селе Русская Лоза, подарил очень большую и красивую икону "Сретение Господня" Игринской церкви Иоанна Богослова в 1997 году. Дома у бабушки также хранится икона Николая Чудотворца, имеющая деревянный оклад и открывающуюся дверку под стеклом. Бабушка рассказывала, что эта икона досталась ей по наследству от ее мамы, а ее маме – от бабушки.

§1. Христинизация в Удмуртии

Подробно о христианизации на территории Вятского края описывается в книге Ивонина Ю.М. "Христианизация в Удмуртии. История и современность», опубликованной в издательстве "Удмуртия" в 1987 году. В ней указывается, что «на территории Вятского края, куда входила Удмуртия, православие появилось в конце XII - в начале XIII веков. Носителями этой религии здесь оказались новгородцы, которые в поисках лучшей жизни покинули родной город в 1174 г. Они почти в каждом своем городке или селении строили храмы и часовни... Но православие в то время не получило распространения среди коренного населения (удмуртов и марийцев). Это объясняется тем, что переселенцы отправились на Вятку не с религиозными целями, а скрывались от монголо-татарского ига. По этой причине, удмуртское и марийское населения в течение очень длительного периода сохраняли языческую веру и обрядность. Они поклонялись языческим богам. Среди удмуртов того времени были культовые религиозные верования, посвященные отдельным периодам жизни: севу, уборке урожая, сенокосу и др. Население почитало доброго бога – Инмара, который обитает на небе» [1, c.9,17]. Можно сделать вывод, что удмурты могли просить у своего «хорошего бога» удачи в работе, доброго урожая, хорошей погоды. Они верили, что он выполняет их просьбы.

Кроме этого, Ивонин Ю.М. пишет о наличии и злых божеств, которых население очень боялось: "… злые божества живут на земле, главный – кереметь. Он требует кровавых жертв (скота, птицу) " [1, с.17]. Следовательно, чтобы как-то задобрить злого духа и чтобы он не причинил вреда, жители приносили в жертву скот и птицу, что делалось в определенном месте: «Но кереметью удмурты называли также и место приношения этих жертв. Таким местом обычно являлись священные рощи, которые находились в близи деревень и иногда обносились изгородью. В них строго запрещалось рубить деревья» [1, с. 17]. Таковыми были в наиболее общем виде религиозные представления удмуртов, когда правительство России твёрдо решило обратить их в православие [1, с. 17].

Развивая историю православия Удмуртии, Ивонин Ю.М. указывает, что «в 1383 году церковь Вятской губернии стала независимой, когда обзавелась собственной святыней: образом «иконой» угодника святителя Николая, от которой они получали сбывшиеся чудеса и явления» [1, с.11]. При этом можно отметить, что Вятская церковь стремилась не зависеть от Москвы: «и в тоже время новгородцы и переселенцы временами подчёркивали своё благочестие, и многие из русских были «плохими» христианами. Вот как, например, характеризовал религиозно-нравственную жизнь вотчан московский митрополит Теронтий в своём послании воеводам, атаманам и «всему вятскому людству» в 1486 году: «Вы только зовётесь христианами, а делаете злые дела. Мы не знаем, как вас называть: не знаем, от кого вы получили поставление и рукоположение» [1, с.10-11]. Таким образом, оказывалось, что вятские священнослужители считались в Москве самозванцами. Все упрёки Московского митрополита вятским христианам и их духовенству соответствовали действительности: они организовывали набеги на новгородские владения, а те обратно - на них [1, с. 11].

Для дальнейшей судьбы вятского православия большое значение имел факт присоединения Вятской земли к Московскому государству в 1557г. Добиваясь усиления своего влияния на данной территории, Московское правительство стало уделять внимание местному православию и начало с того, что «чудотворный образ святителя Николая» признало общерусской святыней. Сам Иван IV повелел с этой иконы снять копию для него лично [1, с.13].

Эта мысль подтверждается и другим исследователем, Сухановым А.И. – автором учебного пособия «История нашего края», опубликованного в 1976 г. в издательстве "Удмуртия". Он пишет, что "присоединение Удмуртии к России отвечало жизненным интересам и самого населения. Все удмурты стали жить в рамках единого государства. Сблизились русские и удмуртские народы. Последние познакомились с материальной духовной культурой русского народа, перенимали у него много полезного в устройстве жилищ, в одежде, пище, в ведении хозяйства" [2, с.12]. Стремление удмуртов находиться в составе русского государства было велико. В 1557г. часть удмуртов отправили Ивану IV челобитную, в которой заявили, что желают добровольно "креститься" и перейти в православную веру [2, с.12]. Более полно об указанной челобитной рассказывается в Справочнике-указателе по документам Центрального госархива Удмуртской Республики, опубликованного в 2000 г. в издательстве «Удмуртия»: «Эта жалованная грамота царя Ивана Грозного от 25 февраля 1557 г., в которой 17 удмуртских семей Слободского уезда, прежде чем креститься, просили царя поселить их особой слободою, защитить, дать льготы в податях и повинностях, а со своей стороны, обещали построить церковь». Из грамоты видно, что причиной крещения удмуртов явилось желание улучшить своё материальное положение. Их ходатайство было удовлетворено, но дальнейшая их судьба неизвестна» [5, с. 8].

Становится понятным, что первые сведения о крещении удмуртов на Вятской земле появились лишь в XVI веке. Ивонин Ю. М. пишет о том, что Иван IV не только удовлетворил просьбу удмуртов о льготах, но и, кроме того, разрешил всем тем, кто, подобно этим удмуртам, примет христианство, пользоваться льготными положениями [1, с.18]. Однако желающих принять добровольное христианство оказалось очень мало: «с конца XVI века до 40-х XVIII века случаи обращения в христианство были единичными» [5, с.8]. Этот процесс активизировался лишь в XVIII веке с оживлением миссионерской деятельности [1, с.24]. Удмурты крестились не все, они принадлежали разным деревням, поэтому специальные храмы для них не строились, а все крещёные приписывались уже к существующим приходам. Христианизация, какая она ни была по форме, стимулировала процесс формирования и объединения удмуртской нации, стала нормой для вхождения удмуртов в круг цивилизованных народов, а также последующего обретения государственности.

Повсюду началось строительство храмов, где служители церкви с их высоким уровнем образования и большим духовно-нравственным опытом воспитания почти всегда являлись просветителями. Огромную роль в истории православия в Удмуртии сыграла миссионерская система просвещения Казанской духовной академии И.И. Ильинского. Письменность - основу любой цивилизации – также создали для удмуртов служители Русской православной церкви, а исследователь и географ Косарев М.С. составил сравнительную грамматику удмуртского, коми-пермяцкого и коми-зырянских языков [2, с. 48].

Церковь была первым и сословным, а долгое время единственным организатором народного образования. «Православная церковь в Вятской губернии располагала собственными учебными заведениями. С 1734 года существовала духовная семинария, которая в Вятке в дальнейшем превратилось в крупное учебное заведение. В первой половине XIX века появились духовные училища сначала в городах: Вятка, Сарапул, Яранск, а затем - Новолинск, Глазов, Елабуга. В конце XIX века были открыты епархиальные женские училища в Вятке, Елабуге, а также женская семинария в Сарапуле» [6, c.106]. Теперь и женщины Удмуртии получили доступ к знаниям, многие их них в дальнейшем стали учителями, учеными историками и т.д. Открывались церковно-приходские 2-х – 4-х классные школы, духовные семинарии и училища. Светские учебные заведения также подчинялись традициям православной культуры.

Утверждение христианизации шло через сёла. Набор цивилизованных функции (торговля, управление) активизировало процесс создания приходов. В 1741 году был основан приход в селе Елово-удмуртское, затем - в селе Балезино, Понино, Глазов (1747) Укан (1748), Завьялово (1749). Другие приходы были открыты позже в селах Алнаши (1751), Вавож (1751), Дебесы, Можга, Новый Мултан, Полом, Пуже-Уча, Ильинское (1759) [6, c. 103].

Но в то же время существовали и определенные проблемы. Вопреки деятельности просветителя церкви Ильинского И.И. светские власти и чиновники сфабриковали дело против удмуртов о человеческом жертвоприношении удмуртского села Старый Мултан Малмыжского уезда [2, с.45]. Об этом процессе написан роман удмуртским писателем М. Петровым "Старый мултан", который был опубликован в 1956г. в издательстве «Советский писатель». Процесс длился с1892 по 1896 г. и стал первым симптомом национального возрождения Удмуртского народа. Как рассказывается в учебнике «История нашего края»: «в защиту мултанцев и всего удмуртского народа выступили передовые деятели русского общества во главе с известным писателем-публицистом Короленко В.К., который некоторое время жил в Глазове и хорошо знал быт удмуртов» [2, 45]. Благодаря ему «мултанское дело» получило широкий общественный резонанс: в защиту удмуртов выступили ученые, медики, историки, видные православные священники, и судьи вынуждены были вынести оправдательный приговор [6, с. 423].

Важную роль церкви в духовном воспитании народа, необходимости сохранить книжные богатства, документальные ценности понимали и правители России. Подробная информация об этом содержится в справочнике-указателе «Православные храмы Удмуртии»: «Петр I в 1720 году издал указ: «…во всех епархиях и монастырях и т.д. все рукописи и печатные книги, документы переписать в переписные книги и переслать в сенат» [5, с. 4]. Это был очень важный документ. На основе ценных переписей были написаны труды по истории православия в России, в том числе и в Удмуртии. Например, энциклопедия «Удмуртская республика», «Православные храмы Удмуртии», исследования историков Шумилова Е.Ф. «Православная Удмуртия» и Шкляева В.В. «Господь помилует Россию», написанные на подлинных документах. В этих книгах рассказывается о самых интересных фактах нашей истории.

Православная культура дала жизнь не только письменности, но и литературе и архитектуре. Новая эра часто оставалась чуждой новокрещеным, поэтому строились храмы и церкви вместе для русских и удмуртов. Первые храмы на территории Удмуртии появились в XVI веке. Это были деревянные постройки, созданные руками русских переселенцев, т.к. значительная часть Вятской земли была заселена нерусскими, среди которых в то время православие еще только распространялось. В конце XVIII века началось строительство кирпичных и каменных храмов и церквей, вследствие чего был сделан переход к плановому строительству. В конце XIX века строительство храмов и церквей уже не обходилось без решения архитекторов. Видным архитектором того времени в Удмуртии был Иван Чарушин. Чтобы упорядочить постройку храмов, которая велась наряду с постройкой других зданий, и чтобы не портить фасады, был издан указ: «… велено брать от архитектора потребные планы и фасады» [5, с. 14]. На территории Удмуртии строились все виды храмов: деревянные, кирпичные, каменные - какие были распространены в то время России. К началу XX века в Удмуртии действовало около 300 церквей, молитвенных домов и часовен.

Трагические события, происходившие в XX веке, в итоге дорого обошлись православию и Удмуртии. Разумеется, велики были нравственные и людские потери. Ущерб, нанесенный в годы советской власти, измеряется сотнями миллиардов рублей. Трудно оценить ущерб по потерянным книгам, иконам, утвари, колоколам и т.д. Сколько было порушено памятников архитектуры! Разрушались церкви или отдавались под клубы, тюрьмы, склады и т.п. Большинство храмов были изуродованы из-за сноса куполов, колоколен. Русская православная церковь мужественно несла свой крест [6, 103-106].

Просматривая сборник статей «Господь помилует Россию» под ред. В.В.Шкляева, изданный Издательством «Удмуртский Университет» в 2006 году, мы обнаруживаем «декларацию» от 29.07.1927 г. (см. статью из газеты «Советская Россия» от 15.12.05.г.), где фактически устанавливаются мирные отношения церкви с Советской властью. В этой «декларации» говорится: «… мы хотим быть православными, и в то же время сознавать Советский Союз нашей гражданской Родиной, радости и успехи которой - наши радости, а неудачи – наши неудачи» [7, с. 81]. Здесь же даются примеры того, что в корне опровергает мнение о Сталине как гонителе церкви, т.к. указываются и такие документы: «ЦК постановляет: воспретить закрытие церквей, воспретить аресты священнослужителей» - всего 7 пунктов и подпись Сталина от 16.08.1923. Есть ещё ряд постановлений ЦК, в которых предполагается прекратить гонения на священнослужителей и предлагается разобраться в фактах ареста по обвинению в антисоветской пропаганде. Например, Постановление ЦК от 11.11.39 г., подписанное Сталиным, где он отменяет решение Ленина от 1.05.1919г. «о борьбе с попами» и запрещает арест священнослужителей и разгром церквей, как памятников архитектуры [7, с.81-101]. Безусловно, данный факт вызывает несомненный интерес, т.к. считается, что основным гонителем священнослужителей и являлся Сталин. Но эти решения ЦК уже нечего не изменили, колесо истории продолжало сметать все на своем пути. С 1938 по 1943 гг. были репрессированы многие епископы, закрыто большое количество церквей и приходов, уничтожено много архивных документов, исторических и церковных ценных материалов, пострадало бесчисленное количество священнослужителей и тысячи их семей [6, с.103-106]. В первой волне 1938-1943гг. смогла уцелеть Ижевская и Удмуртская епархии.

В годы Великой Отечественной войны, несмотря на огромные потери, духовенство Удмуртии единодушно поддержало Советскую власть, а также всячески помогало вдовам и детям, потерявших на войне отцов, детей, мужей. Были собраны пожертвования в фонд победы на сумму более 5 миллионов рублей [6, 108].

В послевоенный период гонения на церковь продолжились. С 1959 г. началась новая «хрущевская волна» преследования церквей по всей стране, в том числе и в Удмуртии: было ликвидировано множество епархии. В 1961 году закрылись Ижевская и Удмуртская епархии: 24.12.1961г. Совет министров Удмуртской Республики постановил считать «нецелесообразным дальнейшую деятельность Ижевской и Удмуртской епархии». Новые преследования привели к тому, что в Удмуртии прекратили существование ещё 10 церквей. Несмотря на это, православные приходы перечислили в фонд мира с 1965-1989гг. около семи миллионов рублей [8, с.74]. Немало силами священнослужителей было собрано и передано денежных средств в «общество по охране памятников», однако храмы по- прежнему разрушались [8, с. 79]. Преследовали не только священников, но тех, кто хотел посещать храмы, отпеть умерших родителей, поставить свечи за здравие или об упокоении. За это они обсуждались и порицались на профсоюзных собраниях, ограничивали их продвижение по службе. Так, например, учительница Мусихина Е.В. в 1947 году была уволена с работы за то, что посетила церковь [8, 63].

Подобное давление стало ослабевать с середины 1980 года. Если до революции на территории Удмуртии было 186 приходов, богослужения совершались в 300 храмах, церквях и часовнях, то к 80-м годам XX века осталось только18 действующих церквей [8, 187-190].

§2 Церковь Иоанна Богослова п. Игра

Не обошла участь закрытия и церковь Ионна Богослова в селе Игра. Решением Игринского райисполкома от 23.04.1938 г. церковь была закрыта, подписал данное решение председатель А. Трефилов. Отец Апполоний Ильинский был арестован и сослан в Сибирь 24.12.1937 г. Дальнейшая его судьба неизвестна [3, с.1; 5, с.123]. В справочнике-указателе «Православные храмы Удмуртии» есть точные данные о каждом соборе Удмуртии, которые основываются на архивных данных Центрального архива Удмуртии. Здесь собран уникальный материал по храмам нашей республики и указано, что приход в с.Игра был открыт по указу святого Синода (от 20.02.1861 г №3003) в 1862 г. В его состав были включены селения, ранее входившие в приход Чутырский: с.Игра; починки: Утемский, Шундошурский, Пролозинский, Валамазкий, Чемошурский, Кулюгурт, В-Кулюгурт, Верх-Сеп, Кузьмовыр, Большой-Вяз, Юлайгурт, Салинский; деревни: Сундурская, Гереевская, Камещницкая, Лучинская, Малая Саля, Кушвинская, Сектырская.

Сначала богослужения совершались в молельном доме. По просьбе жителей прихода в 1862 г. была построена на средства прихожан деревянная церковь, которая была освещена во имя Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова 12.11.1862 г. [5, с. 123]. Шли годы, население прихода увеличивалось, деревянная церковь ветшала. Инициатива строительства новой церкви исходила от самого населения. На сходе прихожан было решено просить разрешения на строительство новой церкви в кирпичном исполнении: заготавливался кирпич, бутовый камень, оборудование для котельной, чтобы отапливать церковь, и другие стройматериалы, а также собирались средства с прихожан. Когда было все подготовлено, в том числе и материальные средства, и возникла необходимость выбора места строительства, обратились к архитектору Вятской губернии Ивану Чарушину. Губернский архитектор, исследовав грунт земли, где было место для строительства храма, дал свое заключение: «Сего тысяча восемьсот девяносто шестого года августа месяца двадцать четвертого дня, я, нижеподписавшийся Губернский архитектор Чарушин, свидетельствовал место, предназначенное под постройку храма в селе Игринское Глазовского уезда и нашел, что грунт земли, залегающий на глубину до одного аршина от поверхности ея состоит из толстого слоя известкового камня и поэтому годен для всякого рода каменных сооружений. Губернский архитектор Иван Чарушин [3, с.1]. Затем было подано прошение 12.03.1897г. Его Преосвященству Алексию, епископу Вятскому и Слободскому, от священнослужителей и представителей прихожан с. Игра Иоанна-Богословской церкви четвертого благочинного округа Глазовского уезда.

«ПРОШЕНИЕ»

Церковь при селе нашем деревянная, построенная в 1862 году, непоместительная, ветхая и угрожает падением, а потому обращаемся к вашему Преосвященству с нижайшей просьбой разрешить и благословить. Начать постройку каменного храма по настоящему проекту с оставлением прежнего имени храма святого Апостола и Евангелиста. Иоанна Богослова. При сем считаем, не изменим почтительнейше донести Вашему Преосвященству, что для постройки каменного храма имеется заготовленного кирпича более 300 тысяч, готов бутовый камень, и имеется запасной капитал при церкви, и производится расклатка с прихожан в податях на постройку храма. На что и ожидаем Вашего Преосвященства Архипасторской резолюции.

К сему прошению села Игра Иоанна-Богословской церкви:

Священник Николая Сильвинский
Диакон Дмитрий Тронин
Псаломщик Никандр Чемоданов
Псаломщик Василий Тронин
Игринский волостной старшина Волков

Прошение было удовлетворено и строительство нового здания храма началось в 1897г. Храм был выстроен по архитектурному проекту И.Чарушина с автономным отоплением и котельной в подвальном помещении. Строительство шло 10 лет. Здание получилось очень красивое с куполами и колокольней. В архивной справке Госархива г.Кирова 1907 г. указывается что «при церкви 26 октября 1868 г. открыто церковное попечительство, а в 1873 г. открыта церковно-приходская школа. Новая церковь была освящена в 1907г. Старая церковь была перенесена на приходское кладбище» [3, с.1; 5, с.123]. Кроме этого, в другой справке 1912 г. мы находим следующие историко-географические и статистические данные: «Село Игра – расстояние от города Вятки в 324 верстах, от уездного города в 114 верстах. Игринская ветхая церковь, деревянная, построенная в 1862 г., перенесена на приходское кладбище. Новая каменная начата в 1897 г., освящена в 1907 г. По штату положено – два священника, один диакон, два псаломщика. Квартирные помещения у священников Анисимова и Сильвинского, у псаломщика Чемоданова, а диакона дома свои. Прихожан: православных русских 717 мужчин, 753 женщины, крещеных вотяков 2077 мужчин, 2006 женщин. Приход состоит из 25 селений. Село Игра расположено на горе, в 3 верстах река Лоза. Школы: две церковно-приходские в селе и починки Кузьмовыр, в 7 верстах земская – Бачкеевская, в 7 верстах – Кушьинская. В селе волостное управление и фельдшерский участок. Железная дорога в 60 верстах. Село стоит на трактовой дороге» [3, 1]. В Справочнике-указателе «Православные храмы Удмуртии» имеются данные о населенных пунктах, которые входили в приход церкви Иоанна Богослова в селе Игра в 1912 г.: д. Байвал, д. Бачкеево, д. Бельская, д. Валамаз, д. Селигурт, д. Верх-Сеп, д. Гереево, д.Годекшур, с. Игра, д. Кабачигурт, д. Калиновка, д. Камешница, д. Кузьмовыр, Кулюгурт, д. Левая Кушья, д.Лоза, д. Мокрушино, д.Пойлово, д. Правая Кушья, д. Сундур, д.Унтем, д.Чемошур, д. Шербетлуд, д.Шундошур [5, с. 123, 328].

Церковь Иоанна Богослова, как и любая подобная церковь России, выполняла не только прямую функцию, но и занималась просветительской деятельностью. Так, согласно вышеупомянутой архивной справке 1912 г. 1.10.1912 г. в селе Игра была открыта библиотека-читальня второго типа, принадлежащая Глазовскому земству. Первым заведующим был назначен псаломщик, учитель церковно-приходской школы, Никандр Николаевич Чемоданов. Библиотека располагалась в квартире заведующего библиотекой с отдельным входом в отдельной комнате. Первые статистические данные о работе библиотеки сохранились за 1915 год: на 1.01.1915г. в библиотеке было 892 книги, 226 читателей, за год прочитано 1398 книг. Эти цифры свидетельствуют о том, что прихожане тянулись к знаниям. Читателями были и русские, и удмурты, т.к. в школах и храме не было деления по национальному признаку. Православие их объединило, хотя между собой они общались и на русском, и на удмуртском языках. Это доказывает и список вышеперечисленных деревень, входящих в приход в церкви Иоанна Богослова, жители которых (русские и удмурты) посещали один храм. Ряд ученых считает, что просветительская деятельность российской церкви сыграла особую роль в истории удмуртской культуры. Так, в сборнике статей «Господь помилует Россию» указывается, что «удмуртский язык и культура сохранились благодаря просвещению удмуртского народа светом Истины – светом православия. Этот истинный наш народ вошел в круг мировой цивилизации, основанной на любви Бога к человеку, и человека к Богу» [7, с.151-155]. В составе Вятской губернии удмурты полностью сохранили свое национальное своеобразие, жизненный уклад и язык.

История нашего храма Иоанна Богослова не отделима от истории православия в Удмуртии, как и от истории православия всей России. Судьба этой церкви повторяет тот типичный путь, который прошла, пожалуй, каждая церковь в нашей стране после 1917 года, когда начались гонения на священнослужителей, когда закрывались храмы, разрушались памятники культуры. С 1938 г по 1941 гг. в Игринском районе были закрыты церкви в селах Игра, Чутырь, Зура, Русская Лоза, новые Зятцы, а также в деревнях: Большая Пурга, В.Чумой. После закрытия и разгрома церкви Иоанна Богослова в п.Игра в 1938 году ее здание было передано культотделу для размещения там районного клуба [3, с.1.; 5, с 123]. Пострадала, естественно, и семья священника Апполона Ильинского, которого сослали в Сибирь. Его беременная жена осталась с 4 детьми на руках. Один из пятерых детей репрессированного священника Ильинский Анатолий Апполонович (родился в 1926 г.) до сих пор живет в Игре. О своем отце он пишет так: «Это мой отец. Вспоминать об этом не хочу. Все иконы, книги, документы, фотографии сожгли в огороде. Нас осталось пятеро, младшая была еще в животе. В школе отучили думать о Боге… Не хочу, трудно все вспоминать. Готовились документы о его реабилитации, но нам не захотелось ворошить его прошлое. Сам я с той поры в Бога не верую, в церковь не хожу» [3, 1]. По рассказам его внучки Ильинской Татьяны Юрьевны, ученицы Игринской средней школы № 4, Ильинский А.А. закончил семилетнюю школу, работал на железной дороге Балезино-Ижевск, участвовал в Великой Отечественной войне, имеет медали за «За отвагу», «За освобождение Польши», Орден Отечественной войны I cт, награжден юбилейными медалями. Он закончил военную службу только в 1950 г. после чего проработал 30 лет шофером машины скорой помощи в больнице. С 1991 года он является пенсионером. Его сын, Ильинский Юрий Анатольевич, служил в армии, закончил университет им. Губкина в Москве, работает в НГДУ начальником отдела ЦИТС [9]. Внучка Ильинская Т.Ю. учится в 10 классе Игринской средней школы. Таким образом, проследив историю семьи одного из детей репрессированного священника, можно сказать, что судьба его похожа на судьбу многих обычных людей.

С другой стороны, сосед семьи Ильинских Волков Рафаил Александрович, бывший охотовед, ныне пенсионер, живущий также в поселке Игра, вспоминает: «Апполоний Ильинский был арестован 24.12. 1937 г. за антисоветскую пропаганду и сослан в Сибирь на 10 лет. Через год было вынесено постановление председателя исполкома В.Трефилова о закрытии церкви. На площади собралось очень много народа, кто были эти люди, громившие церковь, я не знаю, мне было 10 лет. Разгромили колокольню, разбивали кирпичи, искры летели в разные стороны. Когда сбрасывали колокола, стоял стон. Люди плакали навзрыд. Потом начали жечь иконы и церковное имущество. Все было разрушено. Это было страшное, незабываемое зрелище. Мы с сыном батюшки Апполония Анатолием были друзьями, учились в одном классе. Это была очень порядочная семья. Жили только своим трудом. Но такие были страшные времена. Батюшка воспитывал детей в строгости. Никакой антисоветской пропагандой не занимался. Очень хорошо относился к людям. Когда его забрали, осталось 4 сына, а матушка Клавдия Александровна была беременна. Сожгли все иконы и книги. У них была большая библиотека исторической и церковной литературы. Больше отца они не видели. Очень бедствовали, голодали, отношение к ним было как к поповским детям. Но не озлобились. Все пятеро стали порядочными людьми. Помню я и церковь, службы в ней, особенно колокольный звон – размеренный, звонкий- разносился он по всей округе и слышен был в ближайших деревнях. Прямо за церковью, со стороны библиотеки, было кладбище, где хоронили местную знать и церковных людей. Помню, в церкви всегда было тепло, и пол был теплый» [3, с. 1]

Церковь Иоанна Богослова за годы Советской власти перестраивалась и переделывалась неоднократно. Вотякова Г.Д., бывший директор Центральной районной библиотеки, вспоминает: «С 1959 г. по 1963 г. я работала заведующей русско-лозинской библиотекой, поэтому я хорошо помню здание клуба, где раньше был храм. С некоторого времени он стал называться Районным домом культуры. Раз в месяц все клубные, библиотечные работники, а также киномеханики – все, кто относился к отделу культуры, собирались на совещания, семинары, смотры художественной самодеятельности. Все районные мероприятия: комсомольские и партийные, конференции, встречи с заслуженными и интересными людьми – проводились в доме культуры, а также именно там показывались кинофильмы. Как я помню, в 1959 г. здание было разгорожено на несколько больших комнат. Зрительный зал был сделан в середине между колоннами, где были выложены кирпичные стены. С обеих сторон зрительного зала были выходы в фойе. Сцена была выстроена на месте амвона. Там, где находился алтарь, была комната для репетиций, для участников концерта перед выходом на сцену. На месте солеи были маленькие комнаты: одна была кассой, другая - служила для работников клуба. С двух сторон на месте алтаря находились кабинет директора, комната для художника. Со стороны дороги в фойе была касса и там же люди собирались перед фильмом или концертом, а со стороны Центральной районной библиотеки в фойе проходили танцы и, также был выход из зрительного зала. Так как население в Игре увеличивалось, возникла необходимость в увеличении и зрительного зала: сцену сдвинули назад, на место алтаря, увеличили в длину и ширину; за счет амвона расширили и удлинили зрительный зал; перестроили фойе. Увеличился и штат работников Дома культуры, были построены кабинеты для работы, а выход из зрительного зала в сторону ЦРБ переделали в узкий коридор. Со стороны дороги практически фойе не изменилось: касса, фойе, сиденья – появилась лишь раздевалка. В Доме культуры стали проводить занятия кружков: танцевальные, музыкальные, репетиции спектаклей. Танцы или дискотеки стали проводить в зрительном зале. Отопление в Доме культуры было печное. Топили дровами. Надо сказать, что в доме в доме культуры зимой было тепло, а летом прохладно. Березы как были посажены, так они и стояли; вокруг храма были разбиты клумбы, а дорога к входу была заасфальтирована. И еще был штакетный заборчик вокруг, поэтому сохранилась кругом зелень. В 1963 году я стала работать рядом в Центральной районной библиотеке. Население поселка увеличилось, вокруг выросли административные здания: Исполком, Райком, музыкальная школа, сберкасса, управление сельского хозяйства, здания гражданской обороны и КГБ, милиция, библиотека, универмаг и др.; были построены двухэтажные дома Восточного микрорайона. В связи с появлением новых зданий в п. Игра была построена новая система отопления, и позже в Доме культуры появилось паровое отопление. Но еще до его установки возник вопрос о своем отоплении, так как в подвале церкви была своя котельная, и очень много дров уходило на печное отопление. Но, к сожалению, не было никаких схем и инструкций котельной церкви. Приглашали специалистов из Ижевска, но они не могли разобраться с конструкцией. Было известно, что трубы не выходили на крышу, но, как вспоминает Волков Р.А. , пол и стены в церкви всегда были теплые. Очень жаль, что сложная конструкция архитектора была потеряна, разбита и разграблена. Поэтому в 1976 году было проведено новое паровое отопление. В притворе со временем установили киноустановку. Сбоку здания была размещена ремонтная мастерская киноустановок района.

Я уже говорила, что в какой-то степени зданию церкви повезло, что его отдали клубу, а не под склад, например. Каждый год проводился косметический ремонт. Через всю церковь был сделан навесной потолок, в результате чего в здании было 2 этажа. На втором этаже, под куполом, какое-то время находилась музыкальная школа. Со стороны двора на второй этаж была сделана деревянная лестница. В общем, почти каждый год в здании что-то перестраивали, переделывали, выкраивали, красили, и старались содержать его в порядке. Когда были деревянные заборчики, была зелень, стояли скамейки. Но в середине 80-х годов стало не модно иметь палисадники. Все убрали, сад стал проходным двором, дорожки направлялись в любую сторону, всю траву притоптали. Последний раз крышу ремонтировали в 1984 г. и покрыли железом. В целом, здание снаружи сохранилось неплохо, уцелел и прекрасный паркетный пол. К счастью, его ничем не закрасили. Решением сессии депутатов Игринского райсовета от 12 апреля 1990 года церковь была передана с баланса отдела культуры религиозному обществу русской православной церкви Иоанна Богослова. Именно с этого момента началось её восстановление, была проделана огромная работа. Надо было разобрать все перегородки, восстановить иконостас.

Многие жители принесли иконы. Например: мой свекор Вотяков Григорий Григорьевич в 1997 году подарил церкви большую икону «Сретение Господне». Благодаря стараниям и упорству прихожан и при помощи многих организаций района и спонсоров храм преображается, становится все краше. Восстановлены купола, но пока не восстановлена колокольня. Церковь вновь стала духовным и просветительским центром. Очень много прихожан посещают службы и религиозные праздники, проходящие в храме. Совершаются торжественные обряды венчания, крещения, освещения жилища и могил родственников. Служители церкви через средства массовой информации, в частности через районную газету «Светлый путь» регулярно обращаются к прихожанам, рассказывая о православных праздниках, об иконах»[9].

Все верующие рады, что наступило такое время, когда можно открыто прийти в церковь, поставить свечу, посетить службу. Люди тянутся к церкви, они идут к Богу. Батюшка, обращаясь к нам, к нашим сердцам, призывает, чтобы в них «не было уныния, чтобы каждая молитва исходила из сердца и согревала, исцеляла нас». «В храме больная душа отдыхает, очищается и исцеляется сам человек. Пусть крепнет вера в Бога, и взрослые, и дети пусть посещают церковь. Пусть идут они туда, как к матери, которая может утешить и помолиться со всеми нами», – призывает настоятель церкви Иоанна Богослова П. Белокрылов [3, с. 1].

§ 3 Восстановление храмов в Игринском районе

В конце 90-х годов активизировалось движение за восстановление епархий, церквей и храмов, о чем указывается и в энциклопедии «Удмуртская Республика» в разделе «Религия»: «с места эта работа сдвинулась после распоряжения Б. Н. Ельцина от 23.04.93 г. «О передаче в собственность церквей строений и зданий…» [6, 80]. В руководство страны поступало много обращений, писем с просьбой прихожан Удмуртии о восстановлении церквей. Определением Святого Синода от 30 ноября 1988 года были восстановлены Ижевская и Удмуртская Епархии. Ее возглавил епископ Памиадий, а затем с 1993 года - архиепископ Николай [6, с.108]. На 1988 год в епархии было 90 приходов, 90 священников, 8 диаконов [6, с.107].

Сегодня в России вот уже свыше 10-и лет идет процесс, который многие называют «вторым крещением Руси». Действительно, священники Удмуртии окрестили очень много желающих, в праздники храмы порой не вмещают всех прихожан. Идет активный процесс возрождения: восстановлены и церковь Иоанна Богослова в п. Игра, церковь Вознесения Господня в с. Чутырь, хотя еще не полностью, но идут богослужения, венчания, крещения и отпевания. Храмы работают и приносят успокоение многим заблудшим душам. Частично восстановлена Зуринская церковь, где уже идут богослужения.

В селе Русская Лоза также была Иоанна-Предтеческая церковь. Она была закрыта в 1941 году, передана по колхозный склад, но здание сгорело в 1964 году во время грозы. И все-таки в православной душе неистребима тяга к святому и вечному. Жители деревни Русская Лоза планировали поставить на кладбище часовню, но на это требовались деньги. Благодаря помощи спонсора Копыловой В.В. Васильев А.Г. со единомышленниками воплотили свой замысел в удивительную, гармоничную композицию: получился поклонный крест с двумя закрытыми подсвечниками в форме часовенок увенчанных маковками. В канун Великотроицкой субботы 2006 года отец Дмитрий, настоятель храма Вознесения Господня села Чутырь, осветил поклонный крест. «Через эти святыни, – сказал отец Дмитрий, – мы отдаем дань уважения нашим предкам». «Очистительная и охранительная сила Поклонного креста, помогает возродить и укрепить православную культуру на Лозинской земле. Он станет напоминанием о необходимости покаяния, нравственности очищения и жизни по законам добра и любви к ближнему» говорится в телеграмме депутата Госсовета С.Э. Широбоковой лозинцам. Но многим церквям не так повезло в нашем районе.

С 1938 по 1941 гг. в Игринском районе четыре закрыты, церкви в Игринском районе были отданы под клубы (в селе Игра, в селе Чутырь, в селе Зура, а в селе Новые-Зятцы в бывшей большой церкви были размещены клуб и библиотека). В деревне Большая-Пурга в здании церкви была устроена ремонтная мастерская тракторов и машин, в селе Русская Лоза – колхозный склад, в деревне Чумой до сих пор в храме находится спортивный зал школы. Очень жаль, что гибнут такие архитектурные памятники нашего района.

Но все же постепенно восстанавливаются храмы и, хочется надеяться, что этот процесс не остановится.

Заключение

К сожалению, в рамках одной исследовательской работы трудно подробно отразить все периоды истории православия в Удмуртии. Однако на базе изученного материала и фактов, на мой взгляд, мне удалось проанализировать и проследить основные этапы христианизации в Удмуртии и дальнейшее ее развитие, показать историю православия до революции и в советское время, рассказать о роли священников в просвещении народа, о новых тенденциях и проблемах. Все эти этапы в той или иной мере нашли свое отражение в истории нашей районной церкви Иоанна Богослова в п. Игра.

Первоначально коренные жители Вятской губернии были язычниками, мне удалось найти материал о начале христианизации, о крещении удмуртов. Мне хотелось показать, что процесс обращения в новую веру не был таким гладким и не может быть отражен только одной или двумя строчками в учебнике. Небольшие примеры свидетельствуют о том, что большую роль играли экономические и политические факторы. И процесс «мултанское дело» - лишнее тому подтверждение. Путь православной церкви в Удмуртии никогда не был легким, все общественные изменения напрямую влияли на ее жизнь, а также на жизнь церковнослужителей и прихожан. Примером тому – судьба последнего священника церкви Иоанна Богослова.

Самая главная трудность, с которой сталкиваешься во время работы, заключается в отсутствии для широкого доступа архивных и исторических материалов, многих очевидцев уже нет в живых.. 70 лет православная церковь в России, и в Удмуртии в частности, находилась в забвении, многое было потеряно, уничтожено навсегда. Хотелось бы обратиться к исследователям истории Удмуртии, чтобы они, имеющие большие возможности в доступе архивных источников, уделяли большее внимание истории родного края и предоставляли возможность познакомиться с фактами истории в большем объеме.

Я очень признательна организаторам этого конкурса за то, что они помогли мне узнать много нового и интересного, а также моим школьным учителям, бабушке Вотяковой Г.Д. и дедушке Вотякову А.Г. за помощь в написании этой работы. В конечном итоге, мое мнение о значении и роли церкви в жизни человека изменилось, и я по-другому стала воспринимать церковные традиции.

Литература

1. Ивонин Ю. М. Христианизация в Удмуртии. История и современность. Ижевск, изд-во «Удмуртия", 1987. 116 с.
2. История нашего края // Учебное пособие для школ Удмутрской республики. Ижевск, изд-во "Удмуртия", 1976. 184 с.
3. Новикова М. Пусть крепчет вера в бога. К-100летию строительства церкви Иоанна Богослова. Подборка статей , архивные справок гос. архива г.Киров. Воспоминания. Районная газета "Светлый путь" от № 54 12.07.1997. п.Игра.
4. Петров М. Мултанское дело. Москва, изд-во "Советский писатель", 1956. 420с.
5. Православные храмы Удмуртии. Справочник - указатель по документам центрального гос. архива Удм. республики, посвящается 200-летию христианства. Ижевск, изд-во "Удмуртия", 2000. 480с.
6. Удмуртская республика. Энциклопедия. Ижевск, изд-во "Удмуртия", 2000. 800 с.
7. Шкляев В. В. Господь помилует Россию. Короткие встречи с русской историей. Ижевск, изд-во «Удм. Университет», 2006. 270с.
8. Шумилов Е. Ф. Православная Удмуртия. История Ижевской и Удмуртской епархий ХХ века, Московский патриархат. Ижевск, из-во «Удм. Университет», 1996. 264 с.
9. Информаторы:
а) Волков Рафаил Александрович, 1926 год рождения, п. Игра, пенсионер;
б) Вотякова Галина Дмитриевна, 1940 год рождения, п. Игра, пенсионер;
в) Ильинский Анатолий Апполонович, сын священника, 1926 год рождения, п.Игра, пенсионер;
г) Ильинская Татьяна Юрьевна, правнучка священника, п. Игра, ученица Игринской СОШ № 4

Приложения

Вырезки из Игринской районной газеты "Светлый путь" (годы и номера автор не указывает)

к списку